Иван Алексеевич Второв

Национальная библиотека Республики Татарстан - одна из старейших общедоступных библиотек России. Она была открыта в г.Казани 10 (24) января 1865 года как городская публичная библиотека. Основу библиотеки составило личное книжное собрание известного библиофила Ивана Алексеевича Второва (1772-1844)
Это собрание было подарено городу в 1844 г. его сыном Николаем Ивановичем Второвым (литератором, археологом и этнографом) с целью организации общественной библиотеки. Долгие годы Казанскую публичную библиотеку называли также "Второвской библиотекой". Основателями Казанской городской публичной библиотеки, бесспорно, стали Второвы, отец и сын. Они, типичные представители передовой русской интеллигенции своего времени, сыграли заметную роль в культурной жизни края.

Второвы ведут свой род из Оренбурга, где дед И.Второва, Андрей Прокофьевич, служил при оренбургском губернаторе И.И.Неплюеве. В 1756 г. он был произведен в чин коллежского секретаря. Род Второвых принадлежал или к приказному, или к духовному сословию, но не к дворянскому. Дворянство приобретено уже Иваном Алексеевичем Второвым за 35-летнюю службу, с получением ордена святого Владимира 4-й степени, в 1827 году.

Иван Алексеевич Второв родился 1 июня 1772 года в деревне Ласкаревке Бузулуцкого уезда Самарской губернии. Когда ему исполнилось шесть лет, умер его отец. О бедности семьи Второвых можно судить и по тому, что мать Второва, Акулина Ивановна, после смерти мужа вынуждена была своего малолетнего сына устроить на работу в татарскую школу учителем русской грамоты, с жалованьем за этот труд по 30 рублей в год.

Но в 1781 году в судьбе Второвых произошла важная перемена. К ним в это время приезжает из Самары двоюродный брат Второвой майор Бронский и маленького Ивана забирает с собой в Самару. Бронский устраивает Ивана на работу в Самарский уездный суд служащим "малолеткой". Вскоре, вслед за сыном, в Самару переезжает и мать Второва с двумя дочерьми Катей и Сашей. Таким образом, Иван становится кормильцем семьи. С 14 лет Второв начинает вести дневник, который сопровождает его всю жизнь с небольшими перерывами. В дневнике он записывал все, что случалось с ним, рассказывая об отдельных событиях и людях, современником которых он был. Дневник оказал Второву помощь в его становлении и как литератора.

В 1792 году Иван Алексеевич был переведен в Симбирск для письмоводства к губернскому прокурору А.С.Лаптеву. Здесь, в губернском городе, Второв вошел в образованное общество, и средства для самообразования стали более доступны, чем в Самаре. Прежде всего, он познакомился со всеми учителями высшего народного училища, брал из библиотеки училища книги и даже слушал уроки. Первым наставником его и другом стал преподаватель училища Н.М.Веревкин, по словам Второва, "человек ученый и занимающийся литературой". С его помощью Иван Алексеевич познакомился с грамматикой, поэзией, историей, географией, физикой, геометрией и французским языком. Это были годы расцвета деятельности видного русского просветителя Н.И.Новикова. Книги расходились по всей России. Вместе со своим наставником Второв жадно прочитывал все, что тогда "производила русская литература". Об этом периоде жизни И.А. Второв вспоминает: "Вся моя веселость в книгах и больше мне ничего не надобно".

В Симбирске Второву оказывали самый радушный прием. Вся лучшая, неслужащая часть симбирского общества ласкала молодого человека, т.к. своей образованностью он во всех отношениях резко отличался от других служащих. Иван Алексеевич часто бывал в театре и на маскарадах. Желание выйти "в люди" не покидало Второва никогда. В августе 1795 г., перед отъездом из Симбирска в Самару, он получил чин губернского регистратора. Радость его по этому случаю была беспредельна и в дневнике появилась запись: "Боже мой! Какую принести благодарность Тебе! Я уже офицер!". Далее Ивана Алексеевича назначают в Самару секретарем в уездный суд с 300 рублями жалованьем в год.

В жизни Второва были две сильнейшие страсти: книги и путешествия. Он объездил многие города России, особенно волжские. И везде он прежде всего посещал книжные лавки и приобретал книги на громадную для бедного канцеляриста сумму. На другие нужды, на одежду он тратил гораздо меньше, а иногда в буквальном смысле голодал. За неимением достаточных средств сам же занимался переплетным делом, т.к. книги тогда продавались в мягкой бумажной обложке.
23 июля 1793 года на небольшом баркасе наш симбирский путешественник поплыл вниз по Волге в Казань. Увиденное привело его в такое восхищение, что он тут же у берега, сидя в лодке, набросал какие-то заметки карандашом. В Казань он прибыл 26 июля. Городская архитектура привела его в восторг. Здесь он посетил Казанские святыни, осмотрел достопримечательности древнего города и конечно же продолжал покупать книги. Пробыл он в Казани до 1 августа, останавливался на квартире у Н.П.Трубицына, завязались новые знакомства. В дневнике появилась запись: "Расстался я с Казанью, расстался с людьми милыми и чувствительными! Блаженная Казань!".

По возвращении из Казани надо было готовиться к отъезду в Самару, т.к. уже было получено назначение. На прощанье он сходил на службу, последний раз был в училище, заглянул в библиотеку и простился со всеми. Прощание с учителями было глубоко трогательным, особенно с Н.М.Веревкиным.
Самара, куда переехал Второв, была для него родным местом, здесь прошли его детство и ранняя юность, здесь каждая улица, каждый дом были ему знакомы. Но здесь Второву не хватало того богатого духовного общения, которое было у него в Симбирске. Симбирских друзей, с которыми не прерывались отношения Второва, заменить ему в Самаре было некем. Несмотря на пустоту и пошлость тогдашней самарской жизни, несмотря на свою бедность и низменность общественного положения, юный Второв, которому едва исполнился 21 год, не потерял себя. Его спасала литература, чтение, писание, ведение дневника, в котором он ежедневно отдавал себе отчет о прожитом времени. Записи в дневниках говорят о том, каким горячим карамзинистом был Иван Алексеевич. Но не одного Н.Карамзина читал Второв и не одним им восхищался, его интересовала и вся русская и переводная зарубежная литература.

Второвы занимали в Самаре маленькую квартиру и жили по-прежнему очень бедно, поэтому чтение казалось матери и старшей сестре Второва занятием не только бесполезным, но и убыточным. Ко всему этому, были проблемы у Второва и на службе. Осенью 1794 года Иван Алексеевич одновременно с отпуском подает прошение об отставке. В отпуске он съездил в Симбирск, а оттуда в Казань. Казанские приятели звали его переселиться в Казань, обещая ему свое содействие при определении на службу. В этот приезд Второв в Казани сблизился с массоном С. Москотильниковым. Иван Алексеевич посетил казанские собрания, бывал на вечеринках, завел новые знакомства.

Для дальнейшей службы Второв выбрал город Ставрополь, куда и переехал в мае 1795 года. Здесь он пробыл два года, позже Второв свою ставропольскую жизнь опишет "самою лучшею и приятнейшею". Ставропольское общество приняло его очень радушно. Он завязал здесь множество знакомств, которые в дальнейшем переросли в дружеские. Ближе всех он сошелся с семейством Мильковичей. В марте 1797 года Второва переводят заседателем земского суда в Самару. Весной 1800 г. умирает мать Второва, а одна из сестер в это время уже жила со своей семьей в Москве.

Осенью Иван Алексеевич отправляется в путешествие в Москву и Петербург. В Москве он посещал публичные мероприятия, был в собраниях, театрах, в литературных салонах. Познакомился с видными людьми России Н.М.Карамзиным, Н.И.Дмитриевым, В.А.Жуковским, здесь услышал весть о смерти Павла I, присутствовал на коронации Александра I, был на балу, который был дан московским дворянством в честь нового императора.

В 1802 году Ивану Алексеевичу было тридцать лет, возраст, в котором человек определяется на всю жизнь. В эту пору у Второва вполне определилось литературное направление. Литератором остался он до конца своей жизни, несмотря на то, что имя его не занесено в литературные списки и что провинциальная служба брала у него перевес над литературной деятельностью. Все его симпатии были на стороне литературы, и он на всю жизнь остался верен перу и книге.
27 апреля 1802 года Второв выехал из Москвы в Петербург. В Петербурге он осмотрел достопримечательности города, ходил на публичные лекции, в театры, заводил новые знакомства, покупал книги. Через некоторое время Иван Алексеевич снова возвратился в Москву, затем снова в Симбирск, Ставрополь. В 1805 году в жизни Второва произошли важные перемены. Его, не дворянина, дворянство приняло в свою среду, приняло как человека замечательного по своему образованию и удостоило его избранием на должность судьи в Самаре.

В небольшом городе Ставрополе первым домом по богатству и значению был дом Мильковичей. Они имели четырех дочерей и двух сыновей. Второв, когда бывал в Ставрополе, часто жил у Мильковичей, там и состоялось его знакомство с их дочерью Марьей Васильевной. В 1806 году двухлетний роман Второва с Марьей Васильевной Милькович завершился свадьбой. Родители избранницы были против свадьбы из-за бедности и неродовитости жениха. И отчаявшись, Марья Васильевна покинула отчий дом и бежала тайно с Иваном Алексеевичем в Самару, где 6 января 1806 года они обвенчались. Женившись, Второв с большей энергией отдался судейской деятельности. Глубоко проникнутый чувством чести, добра и справедливости, он исполнял все обязанности на службе добросовестно, бескорыстно и самоотверженно. А склонность к литературным занятиям помогла ему в составлении разного рода деловых бумаг, и его деловые бумаги признавались всегда лучшими.

В июле 1810 года Второв ездил на Сергиевские серные воды, там он познакомился с Карлом Федоровичем Фуксом, профессором Казанского университета, а святки 1811-1812 года Иван Алексеевич провел в Казани у Пановых на Лядской улице. В Казани Анна Васильевна Панова была для семьи Второвых и другом, и ближайшей родственницей. Через нее Иван Алексеевич познакомился с высшим обществом Казани: с домами Мусиных-Пушкиных, Булыгиных, Юшковых, Геркеных, Желтухиных, Чемезовых, Лазаревых и др. Впрочем, как заезжий гость Второв пользовался уважением и всех других почтенных лиц. Каждый приезд в Казань Иван Алексеевич одинаково пользовался гостеприимством прежних друзей и заводил новые знакомства. Весной и летом любовался прелестными окрестностями Казани, осматривал монастыри, древности Кремля. Его особое внимание привлекал университет, он посещал зоологические, минералогические, нумизматические и другие кабинеты университета. Ему особенно понравилась университетская библиотека, в фондах которой имелись многие редкие и ценные издания. Будучи в университете в мае 1819 года, он общался с профессорами Г.Солнцевым, К.Фуксом, П.Кондыревым, бароном Е.Врангелем и Н.Лобачевским.

Великие события Отечественной войны 1812 года коснулись и Ивана Алексеевича. Недостаток образованных людей в Самаре вынудил Второва взять на себя, кроме своей работы, и должность городничего и плюс ко всему быть еще и уездным предводителем дворянства. Тогда под его надзор было прислано 119 человек французских военнопленных. Не имея почти никаких средств, он сумел вовремя предупредить всякие неприятные случаи в городе. А пленные французы и по возвращении в свое отечество долго не забывали этого истинного друга человечества и из далекой Франции писали к нему благодарственные письма.

Особое место в жизни Второва занимали встречи его с А.С.Пушкиным. Первый раз он встретился с ним в свой третий приезд в Петербург. Встреча состоялась у барона А.Дельвига, там же был и Ф.Булгарин. За беседой они просидели почти два часа. Вторично Иван Алексеевич встретился с А.С.Пушкиным 9 сентября 1833 года в Симбирске. Об этом он пишет сыну в Казань:"В Симбирске у губернатора я видел Пушкина Александра Сергеевича. Он сказывал мне, что был в Казани у Фукса и стоял вместе с Баратынским". Огромное влияние на дальнейшее формирование Второва как литератора оказали и неоднократные поездки в Москву и Петербург, встречи с писателями, знакомство с литературной жизнью этих городов.

В семействе Иван Алексеевич всегда отличался как добрый, кроткий муж, как нежный отец, горячо любивший своих детей, для образования которых не жалел средств. В 1818 году в семье Второвых родился сын Николай, кроме сына в семье росли две дочери - Катерина и Анна. Старшей дочери исполнилось 12 лет и ее нужно было отдавать на учебу. И 8 мая 1819 года Второв с дочерью Катей приезжает в Казань. В городе Казани, кроме университета и гимназии, существовали пансионы - один мужской и два женских: мадам Пото и мадам Юнгвальд. Второв отдает свою дочь в пансион мадам Юнгвальд.

В 1826 году от чахотки умирает жена Второва, и он остается один с четырьмя детьми, младшей была годовалая дочь Юля. В 1830 году Иван Алексеевич отдает и сына Николая на учебу в Казанскую гимназию. Четырехклассная Казанская гимназия имела свои особенности, в ней существовали предметные классы. Дисциплина в гимназии была строгой. Вместо надзирателей были строевые офицеры, которые дежурили по очереди и могли наказывать шалунов. Мусин-Пушкин, знакомый Ивана Алексеевича Второва, был попечителем Казанского учебного округа и интересовался успехами в учебе Николая Второва. В 1834 году в гимназии были выпускные экзамены, Николай успешно закончил гимназию и сразу же поступил в Казанский университет на факультет словесности.

В 1834 году Иван Алексеевич уходит на заслуженный отдых, и 3 мая 1835 года он переезжает из Самары в Казань на постоянное место жительства. Позже он напишет: "В Казани воспитывались двое детей моих. Я полюбил город и его почтенное общество и потом сам сделался здешним жителем". В Казани Второв купил дом на Поповой горе (ныне ул.Тельмана). В доме Второва библиотека занимала особую комнату. Она была уставлена сверху до низу полками, прогнувшимися под тяжестью книг. В ней привлекали внимание богатое собрание книг французских классиков, произведения русской словесности. Этими замечательными книгами для своего времени пользовались не только люди старшего поколения, но и казанская образованная молодежь.

Живя в Казани, Иван Алексеевич не прерывает свои связи с петербургскими и московскими знакомыми, одновременно общаясь и с казанскими учеными и литераторами. Образованное общество было для Второва всегда необходимостью. Даже в последние годы своей жизни он почти ежедневно навещал своих знакомых. Он любил всех, его открытая душа стремилась навстречу каждому.

Иван Алексеевич Второв скончался на 72 году жизни в ночь с 13 на 14 февраля 1844 года после тяжелой болезни на руках у сына, в своей любимой библиотеке. Издававшаяся в то время в Казани газета "Казанские губернские ведомости" в некрологе, посвященному И.А.Второву, писала: "... Мир праху твоему, добродетельный муж! Не громки были деяния твои в мире, но семена добра, с такою любовью сеянные тобою в тиши, пали конечно не на бесплодную почву... Ты жил, как должно жить человеку, и умер, как умирают праведники!..".

Да, "семена добра", посеянные Иваном Второвым, попали на плодородную почву. Ни одна крупная библиотека не может состояться без даровых вкладов в нее, в том числе и Национальная библиотека Республики Татарстан. Основанная на пожертвовании Второвых, она записывает и хранит имена тех, кто когда-то принес ей в дар книги.
Здесь будет уместно вернуться к истории создания Казанской публичной библиотеки. Так, сын Ивана Второва, Николай Второв, после смерти отца передал домашнюю библиотеку Второвых в пользу города Казани. Коллекция передалась вместе с передаточным каталогом, составленным в 1844 году Николаем Второвым. К сожалению, этот передаточный каталог не сохранился до наших дней, но первые печатные каталоги книг Второвых (1870-1878гг.) составлялись на основании этого передаточного каталога.

Изучение Второвского фонда, а также всех сохранившихся книг Казанской публичной библиотеки, первых инвентарных книг, первых печатных каталогов дало нам возможность сделать некоторые выводы. До сих пор считалось, что во второвских книгах владельческий штампик - "Из книг Второва". Таковых в фонде немного - на 01.01.98 года 676 книг. Но нигде в исторических документах не говорится о владельческом штампике, книги передавались с передаточным ката-логом, только на некоторых книгах имеются запись рукой "Иван Второв", скорее всего это почерк Ивана Алексеевича Второва, на некоторых книгах записаны имена детей Второва.

После открытия Казанской публичной библиотеки в 1865 году эти книги впервые по библиотечному обрабатывались первым библиотекарем Иваном Павловичем Павловым. Он проработал в публичной библиотеке бессменно с 1865 по 1887 годы. Не все книги Второва, обработанные и отмеченные почерком И.Павлова, получили этот владельческий штампик. Некоторые многотомные издания разрознены, часть со штампиком, часть без штампика. Даже дарованные Второву книги остались без владельческого штампика. Остается предполагать, что в какой-то период истории библиотеки часть второвских книг, а именно более древние и богатые, была отобрана, проставлен штампик "Из книг Второва" и выставлена как "Второвский фонд" в отдельное помещение. Остальная часть фонда осталась без владельческого штампика и со временем растворилась в фондах, возможно какая-то часть попала в фонды других структур в результате реорганизации библиотек в годы советской власти.

В 1998 году большую часть дореволюционной литературы (около 100 тыс.экз.) передали в сектор русской и западной литературы отдела рукописей и редких книг. Надо было разобраться в этих фондах. Выделяя в самостоятельный ряд Казанскую публичную библиотеку, мы обнаружили, что в этих фондах встречаются книги по всем признакам очень похожие на второвские книги, но без владельческого штампика. Так и возникла идея глубже изучить все документы, касающиеся истории библиотеки.
В первую очередь очень внимательно изучили первый печатный каталог, составленный первым библиотекарем Казанской публичной библиотеки И.Павловым в 1870 году. Он состоит из двух частей, в первую часть включены книги Второвых, во вторую - книги, приобретенные с момента открытия библиотеки по 1870 годы.

А в печатном каталоге русских книг Казанской городской публичной библиотеки (1878г.), составленном профессором Казанского университета, почетным наблюдателем публичной библиотеки Николаем Буличем, все второвские книги, в том числе и книги присланные до открытия библиотеки с 1844 по 1865 годы Николаем Второвым, также отмечены буквами "Вт". Ни И.Павлов, ни Н.Булич не упоминают о владельческом штампике, они ссылаются на передаточный каталог, составленный Н.Второвым. Данные, что второвский фонд имеет владельческую печать, появляются на более поздних работах.

Если в 1844 году второвское собрание состояло из 903 названий и 1908 томов, то к открытию библиотеки в 1865 году за счет дополнительно присланных книг сыном Второва (об этом пишет Н.Булич) стало 1382 названия, из них 94 наименования - периодические издания.

На основании материалов, касающихся истории библиотеки, инвентарных книг, печатных каталогов И.Павлова , Н.Булича и библиотечных пометок на книгах мы отобрали из "публички" остальную сохранившуюся часть второвских книг. И вот какова реальность на сегодняшний день (см. таблицу).

Самыми старыми книгами библиотеки Второва являются "Описание о японе..." Ф.Карона,СПб.,1734; "Краткое руководство к познанию простых и сложных машин..." СПб.,1738; "Краткое описание всех случаев, касающихся до Азова, от создания сего города до возвращения оного под Российскую державу." СПб.,1738.

В коллекции Второва много переводных изданий. Больше всего книг, переведеннных с французского и немецкого. Имеются книги, переведенные с латинского, английского, испанского, итальянского, греческого, армянского, польского языков. Библиотека Второва поражает разнообразием интересов владельца. В коллекции много книг по богословию. Это "Письма о важнейших истинах премудрости Божественного промысла" А.Галлера (1799г.); "Картина всемогущества, премудрости и благости божия..." (1798г.); в пяти томах "Церковный словарь" П.Алексеева (1817г.). Здесь также мы найдем книги о путешествиях к святым местам, проповеди, пастырские наставления и т.д. Они составляют около 5% от общего количества книг.

В библиотеке Второва достойное место занимают сочинения по философии и логике (4%), в том числе знаменитые "Философские предложения" Я.Козельского (1768г.); "Сокращенная история философии от начала мира до нынешних времен" (1785г.) в переводе с французского С.Колокольникова, здесь же "Философские уединенные прогулки..." Ж.Ж.Руссо (1802г.) и "Метафизика" Х.Баумейстера (1764г.); "Рассуждение о добродетели" (1820г.) и "Три книги о должностях..." Цицерона (1761г.).
Примерно 27% от общего числа составляют исторические и географические труды. Среди них "Повествователь древностей Российских..." Н.Новикова (1776г.); "Всеобщая древняя и новая история" аббата Милота (1820г.) в тринадцати томах; "Древняя Российская история..." М.Ломоносова (1766г.); "Синопсис, или краткое описание от различных летописцев, о начале славянского народа..." (1762г.); "История государства Российского" Н.Карамзина (1833г.). А также "Новый и полный географический словарь русского государства..." Л.Максимовича (1788г.), топографические и физико-экономические описания губерний и наместничества. В том числе "Путешествие по разным провинциям Российской империи" П.Палласа (1773г.), работы П.Рычкова. В этом разделе много книг по истории Древней Греции и Рима.
Около 5% книг в коллекции Второва связаны с его служебной деятельностью. Это "Свод законов Российской империи" (1835г.) и пятнадцатитомник "Памятник из законов..." отца и сына Федора и Александра Правиковых (1820-1824гг.), а также работы В.Кукольника, Ф.Вирста, Беккария и др.

В библиотеке Второва неплохо представлены естественные науки, сельское хозяйство, медицина. Это "Таблицы логарифмов на числа..." (1791г.); "Практическая геометрия" С.Назарова (1775г.); "Система мира" Ламберта (1797г.); "Краткое математическое изъяснение землемерия межевого" Д.Цицианова (1757г.); "Руководство к физике" П.Гиларовского (1793г.); "Словарь родовых имен растений" И.Мартынова (1826г.). Много трудов по рациональному использованию земли, скотоводству, о секретах ведения домашнего хозяйства и т.д.

Пожалуй, наиболее интересным в коллекции Второва является раздел беллетристики (около 30% всех книг), где представлены работы М.Ломоносова, А.П.Сумарокова, М.Попова, Г.Державина, Д.Фонвизина, князя И.Долгорукова, Я.Княжнина, А.Радищева, Н.Карамзина, П.Плавильщикова, Н.Греча, Ф.Булгарина, В.Жуковского, А.Пушкина, Н.Гнедича, Д.Давыдова, В.Ушакова, Коцебу, Мейснера, Эккартсгаузена, Шиллера, Жанлиса и т.д., и т.д.

Наконец, в библиотеке Ивана Алексеевича немало книг по истории и теории искусства и русской словесности, альманахи, энциклопедии. Здесь сборники "Утренняя заря" (1807-1808гг.); "Пчела" (1805г.); "Северные цветы" (1825-1831гг.); "Невский альманах" (1826-1831гг.); "Альбом северных муз" (1828г.); "Подснежник" (1830г.) и многие другие.

Еще в 1873 году в двенадцатом номере газеты "Казанские губернские ведомости" И.Павлов опубликовал список книг (66 назв.) из фонда Второва, уже тогда считавшимися библиографической редкостью. При отборе он пользовался в основном известным трудом Василия Сопикова "Опыт Российской библиографии или полный словарь сочинений и переводов, напечатанных на славянском и российском языках от начала заведения типографий до 1813г..." СПб.,1813-1821гг.

Вышеперечисленные факты красноречиво говорят о том, что владелец этой коллекции - незаурядная личность, человек широкого образования и разносторонних интересов, понимавший значение книги, ценивший ее как важнейший источник знаний.

Copyright © 2003-2017
Обнаружили ошибку? Выделите слово или предложение и нажмите CTRL+ENTER
Яндекс цитирования