Салих Сайдашев

Источник: Композиторы и музыковеды Советского Татарстана.- Казань, 1986

Творчество Салиха Сайдашева составляет одну из самых ярких страниц многонациональной советской музыки, является важной исторической вехой в духовном развитии татарского народа. Его творческая биография неразрывно связана с жизнью советского народа, которому он без остатка отдал большое сердце гражданина и неувядаемый щедрый талант художника. В его творчестве нашел яркое эмоциональное отражение энтузиазм народа-созидателя, воина, беззаветно преданного делу партии и социального прогресса. Оно знаменует качественно новый этап в истории татарской культуры— этап формирования и расцвета самобытного татарского советского профессионального музыкального искусства.

Салих Замалетдинович Сайдашев родился 3 декабря 1900 г. в Казани. Рано лишившись родителей, он воспитывался в семье старшей сестры, муж которой Шигаб Ахмеров принадлежал к прогрессивным кругам татарской интеллигенции. Его дом посещался видными деятелями татарской литературы и искусства. Рано проявившееся яркое музыкальное дарование мальчика нашло благодатную почву: его увлечение игрой на музыкальных инструментах, участие в любительских оркестрах, ансамблях поощрялось родными и близкими. Более того, благодаря Шигабу Ахмерову в доме появляется рояль. После окончания начальной школы мальчик некоторое время получает уроки игры на фортепьяно у народного музыканта-самоучки Загидуллы Яруллина, а затем у видных педагогов Казанского музыкального училища, уже тогда одного из высокоавторитетных музыкальных учебных заведений Поволжья. Приобщение юного Салиха с первых шагов музыкального образования к многоголосной фактуре фортепьяно, хотя и простейшему классическому учебному репертуару, несомненно, оказало влияние на становление композиторских навыков,- приемов аранжировки фольклорного материала и позже - оригинального творчества.

Творческая биография пятнадцатилетнего Сайдашева началась в инструментальном ансамбле при драматической труппе «Сайяр».С тех памятных 20-х гг., когда Салих Сайдашев — ровесник века — начал создавать свои первые музыкальные сочинения, прошло более 60 лет... мы имеем возможность с высоты 80-х гг. оценить роль Сайдашева в истории татарской музыки... Насколько была значительна его деятельность, насколько полно и талантливо он сумел ответить своим творчеством на запросы времени, на духовные потребности народа?

Решающую роль в формировании мировоззрения и эстетических взглядов молодого Сайдашева сыграли победивший социалистический строй, раскрепостивший творческий потенциал народных масс, вызвавший к активной духовной жизни широкие слои трудящихся; многогранная деятельность большевистской партии и молодого советского правительства по созиданию новой социалистической культуры, нового искусства, находящегося на службе трудового народа; атмосфера революционного энтузиазма творческой молодежи 20-х гг., тесное содружество Сайдашева с передовыми писателями, общественными деятелями, артистами. Все это способствовала развитию в нем высоких гражданских чувств, формированию прогрессивных социально-политических взглядов и убеждений. Сайдашев как композитор формировался в период острых социальных столкновений, когда, по выражению В. И. Ленина, революционное воспитание народных масс «...за один день шагнуло вперед так, как оно не могло шагнуть в месяцы и годы серой будничной, забитой жизни (Полн. собр. соч. т. 9, с. 201—202). Сайдашев с первых дней после победы Октябрьской революции активно включается в дело культурного строительства — по предложению Буйнского отдела просвещения создает музыкальную студню, при которой организует татарский и чувашский хоры для разучивания на родных языках первого гимна многонациональной Страны Советов— «Интернационала», затем добровольно вступает в ряды Рабоче-Крестьянской Армии, где служит трубачом, капельмейстером, а за творческие успехи руководимого км армейского самодеятельного ансамбля, выступившего в честь VII съезда Советов СССР, он был награжден именными часами К. Е. Ворошиловым. Это было признанием больших заслуг красноармейца Сайдашева в деле военно-патриотического, идейно-художественного воспитания воинов Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Многогранная музыкально-общественная деятельность этих лет наложила глубокий отпечаток на творчество Сайдашева, выработало в нем высокое сознание общественной миссии искусства, чувство ответственности художника перед народом. Об этом красноречивее всего свидетельствует творчество композитора, пронизанное революционным оптимизмом и гражданским пафосом.

С 1922 г. начинается новый и наиболее плодотворный период его творческой деятельности в качестве композитора, дирижера и заведующего музыкальной частью татарского театра. К этому времени молодой музыкант уже имел довольно солидную для своего времени музыкальную и организаторскую подготовку, что позволило ему вскоре стать ведущей и самой яркой фигурой в музыкальном искусстве республики. Интенсивная культурная жизнь Казани, постановка первых татарских опер «Сания», «Эшче» и «Дала», первые симфонические концерты татарской музыки, широкий размах самодеятельного искусства, в которых он принимал самое активное участие, а зачастую был их организатором, целиком захватили молодого композитора и дирижера.

В этот период Сайдашев активно трудится над созданием новых и новых музыкальных произведений в различных жанрах, выступает как пианист и дирижер на многочисленных концертах. С первых дней функционирования местного радиовещания его музыка становится важным элементом быта молодой республики, оказывая существенное влияние на духовную культуру народа, воодушевляя его на трудовые подвиги, обогащая его эстетический вкус, приобщая трудящиеся массы к новой, социалистической музыкальной культуре.

В большой творческой дружбе с выдающимися татарскими драматургами и режиссерами Сайдашев создает десятки музыкально-драматических спектаклей, составивших гордость и славу молодой татарской советской музыкально-театральной культуры. Начав с введения в драматические спектакли татарских народных песен, способствовавших более многогранной образной характеристике действующих персонажей, Сайдашев пришел к созданию нового жанра, получившего название «музыкальная драма. В ней музыка органично вплетается в драматическое действие, является важным атрибутом спектакля, и собственно музыкальная драматургия становится неотъемлемой частью целого. В наиболее законченной форме это проявилось в музыкальных драмах «Наемщик», «Голубая шаль», созданных композитором совместно с Тази Гиззатом и Каримом Тинчуриным.

Музыкальная драма явилась самобытным решением проблемы создания национальной музыкально-драматической формы, обусловленной историческими условиями, национальными традициями и духовными потребностями общественной жизни. Она вобрала в себя лучшие традиции национальной драматургии и музыки, критически переработала опыт предшественников (в частности, С. Габяши), а также достижения других национальных культур и возникла в результате творческого претворения демократических традиций классического музыкального наследия. В музыкальных драмах Сайдашева немало общего с оперным жанром: здесь и развитые арии, вокальные ансамбли, хоры, балетные номера, органически сочетающие в себе народные истоки и классические принципы композиции, в драматическом развитии значительна роль оркестровой музыки. Вместе, с тем это вполне самостоятельный музыкально-сценический жанр, рожденный конкретными социальными условиями общественного развития. Он отвечал художественным запросам широкой демократической зрительской аудитории и сыграл важную роль в приобщении масс к новому виду музыкально-драматического искусства, в прогрессивном развитии музыкальной культуры Советской Татарии вообще. В нем были заложены плодотворные основы для всестороннего развития национальной музыкальной культуры. Вспомним, что и в русской музыке, имевшей богатейшую оперную классику, после Октября современная тема воплощается в песенных операх советских композиторов. И это имело глубокое историческое основание. Поэтому не правомерно музыкальную драму рассматривать лишь как этап, подготавливающий почву для оперы. Напротив, она использовала средства оперного жанра, наиболее отвечающего историческим потребностям эпохи. Тем более, что в те годы уже поставлен ряд опер, получивших в целом положительную оценку в прессе, но не у зрителей и слушателей. В музыкальных драмах С. Сайдашева, ставших неотъемлемой частью духовной культуры широких масс народа, нашли реалистическое отражение совместная борьба татарского и русского народов против царского самодержавия, рост их классового самосознания. Глубокое знание жизни народной, его музыкальных традиций, умение в ярких музыкальных образах раскрыть основной драматический конфликт в пьесе характеризуют Сайдашева как автора музыкальных драм. Таким образом, в недрах татарского драматического театра формировался национальный музыкальный театр, где воспитывались, творчески росли певцы, музыканты, которые составили первое поколение музыкантов-исполнителей республики. Особая роль музыкальных драм состоит также в том, что благодаря яркой образности песни инструментальные номера и даже арии из этих драм получили самостоятельное широкое бытование и на концертной эстраде. Профессор Г. Литинский писал: «Наивысшим, бесценным и бессмертным достижением Сайдашева явились те, написанные огнем сердца страницы его театральной музыки, которые сверкают немеркнущим светом в сокровищнице не только татарской, но и всей многонациональной советской музыкальной культуры».

Важное место в творчестве Сайдашева занимает песня — жанр, получивший невиданное развитие после революции. В песне наиболее рельефно проявились гражданственность и патриотизм композитора, его неразрывная связь с жизнью и делами советского народа. Достаточно напомнить его «Песню Советской Армии» на слова А. Файзи, «Песню советской молодежи» на слова А. Исхака, «Песню о дружбе», полную трудового энтузиазма песню на слова А. Ерикеева «Мы — строители»... И наконец, легендарный «Марш Советской Армии», за который композитор был избран почетным красноармейцем. Этот марш вдохновлял на подвиги уходящих на фронт воинов, под этот марш овеянные славой советские воины проходили по Красной площади в день Победы. Такую музыку мог создать лишь композитор, безгранично верящий в несокрушимую силу духа советского человека. Полные революционного пафоса, энергии и вместе с тем задушевные и глубоко национальные песни Сайдашева являются достоверным документом эмоционального настроя советских людей, строителей социализма.

Вместе с тем нельзя не восхищаться лиризмом Сайдашева. Его лирика свободна от чувственного надрыва: она то светла и целомудренна (вспомним песню «Соловей» на слова А. Файзи), то проникновенна и сосредоточенна («Песни мои» на слова М. Джалиля, «Прощай, деревня» из драмы X. Фатхуллина «Очи»), то эпична и мужественна («Дремучий лес» из драмы К. Тинчурина «Голубая шаль»). Народный артист СССР Н. Г. Рахлин глубину и мудрую красоту лирики Сайдашева сравнивал с песенной лирикой Франца Шуберта.

Но творчество любого композитора обретает реальную ценность лишь тогда, когда оно художественно убедительно, ярко и волнует слушателя. Именно в силе эмоционального воздействия, искренности и подлинной народности творчества композитора проявляются достоинства его музыки. Произведения Сайдашева всегда поэтичны, -возвышенны и обращены к сердцам слушателей. Музыкальный язык композитора прочно связан с народно-национальными традициями. Воспитанный на народно-песенных традициях, прекрасно эрудированный в области родной литературы и фольклора, Сайдашев творчески переработал предшествующий художественный опыт и создал свой оригинальный самобытный стиль музыки. Нельзя не отметить в этой связи чуткое музыкальное прочтение поэтического текста композитором в вокальной музыке, так же как и богатство, народную почвенность ритмов и интонаций в инструментальной музыке — в балетных сценах музыкальных драм. Все это позволило Сайдашеву продолжить широкую и надежную дорогу для всестороннего развития татарской профессиональной музыки, создать произведения немеркнущей красоты, составляющие золотой фонд татарской национальной музыкальной классики.

В то же время Сайдашев — подлинный новатор в музыке. Дело не столько в том, что он обращался к новым темам, новым образам, что уже само по себе характеризует композитора как активного соучастника всенародной борьбы за построение новой жизни, но и в том, что эти темы и образы нашли новаторское воплощение в новом музыкальном языке, прочными нитями связанном с лучшими традициями народа, обогащенного опытом других народов, опытом мировой музыкальной культуры. Композитор отлично понимал, что никакое национальное искусство не может развиваться изолированно от культуры других народов. В период работы над оперным вариантом «Наемщика» Сайдашев выступил на страницах газеты «Кзыл Татарстан» со следующим заявлением: «Мне хочется создать такое музыкальное произведение, в котором лучшие традиции русского и западноевропейского классического оперного творчества сочетались бы с своеобразием татарского музыкального языка. С этой целью я стремлюсь широко использовать во всей музыке оперы национальные мотивы, татарский песенный фольклор, , не вступая, однако, на путь простого копирования. Вместе с тем хочется... подчеркнуть не только типичные черты каждого действующего лица, но и классовую сущность. Насколько, мне удастся решить эту творческую задачу — скажут слушатели». Как видим, уже в 20-е гг. Сайдашев выступал с зрелой творческой платформой, ясно сформулировал основополагающие принципы строительства национальной профессиональной культуры, осознавая существенные черты метода социалистического реализма музыкального искусства, и в частности проблемы национального и интернационального. Мы знаем, что он как композитор блестяще решал в своем творчестве эти весьма сложные задачи. Поставленные им проблемы были актуальны для последующих татарских композиторов, как актуальны и сегодня.

С. Сайдашев, таким образом, стоял в первых шеренгах созидателей и творцов культуры страны. В те далекие годы немногие так четко и профессионально зрело представляли будущее своих национальных музыкальных культур. Единство его слова и творчества убедительно проявилось в песнях композитора. Не случайно многие его песни созвучны с общесоветским песенным стилем 20—30-х гг. Более того, Сайдашев уже тогда предвосхитил черты советской массовой песни, утвердившиеся только в 30-х гг. Это ясность и динамичность мелодики, гармонии, обращенность к широким массам трудящихся. Его мелодии лишены этнографизма, архаизма и интонационной узости, а связаны с интернациональными явлениями советской музыки, легко находят доступ к сердцам слушателей самых различных национальностей.
Говорят, музыка — наилиричнейшее из искусств. В музыке наиболее непосредственно сказывается внутренний мир автора, его человеческая сущность. Все, кто знал Сайдашева, общался с ним, знают его как предельно скромного, отзывчивого и глубоко душевного человека. А кому не довелось его знать лично, это могут почувствовать не менее убедительно в его музыке. Достаточно вспомнить арию Гульюзум из «Наемщика» или «Песню девушек» из пьесы «Бишбуляк». Неповторимый сайдашевский мелодизм (Сәйдәш моцы) присущ не только лирическим песням, но и пронизывает все творчество композитора. Поистине прав был Моцарт, говоря: «О чем бы музыка ни говорила—она должна оставаться прекрасной».

Говоря о роли и месте Сайдашева в истории советского татарского искусства, мы по праву его называем основоположником профессиональной музыкальной культуры, ибо он на подлинно профессиональном и творческом уровне подытожил, обобщил опыт первых народных композиторов, многовековые традиции народа сумел органически соединить с опытом европейской (в том числе русской) музыки, с интернациональным революционным фольклором и создать на этой основе подлинно национальное и профессиональное искусство, отражающее самые существенные идеи, образы, эмоции народа, свершившего Великую Октябрьскую революцию, народа — созидателя новой жизни. Выдающийся талант Сайдашева, его идейно-художественная зрелость обеспечили жизненность его творчества. Вместе с тем композитор талантливо решил проблему создания национального музыкального языка (его мелодического строя, гармонии, всех жанровых типов), принципиально обогатив национальную музыкальную лексику. Он создал высокохудожественные произведения вокальной и инструментальной музыки, которые открыли перспективные пути развития национального театра (оперы и балета), инструментальных жанров. Говоря словами М. И. Глинки, Сайдашев «породнил узами законного брака татарскую народную песенность с опытом европейской профессиональной музыкальной практики и вывел национальную музыку на широкую арену советской многонациональной музыкальной культуры.
Деятельность первопроходцев обычно характеризуется многоплановостью. В этом отношении показательно и творчество Сайдашева. Наряду с сочинением музыки он успешно выступал как пианист и дирижер. Известна его широкая эрудиция в области мировой музыкальной классики, многие видные музыканты отмечали его хороший пианизм. Он дирижировал не только своими сочинениями, но и произведениями зарубежной и русской классики, аккомпанировал на рояле певцам и инструменталистам. Еще немало музыкантов и певцов и в наши дни с восхищением вспоминают его великолепные импровизации на мелодии татарских народных песен, его чуткий аккомпанемент на концертах.

Его статьи в периодической печати свидетельствуют о четких, принципиальных творческих позициях автора, о широте постановки им актуальных проблем творчества и в целом проблем музыкального национального искусства. Еще в 1929 г. («Кзыл Татарстан», 1929, 10 августа) он один из первых в стране ставит вопрос о взаимообмене художественными ценностями между братскими народами страны. Он неоднократно с большой группой артистов, поэтов и писателей гастролировал в городах Приуралья, Поволжья, Казахстана, Средней Азии, что получило широкое отражение в периодической печати тех лет и было по существу новым начинанием в области культурного обмена между республиками нашей страны. О гастролях в Казахстане академик А. Жубанов писал: «Программы этих замечательных вечеров состояли исключительно из произведений Салиха Сайдашева: творческий отчет большого деятеля, вдохновенного труженика, посвятившего свою полувековую жизнь служению народу, раскрыл для нас прекрасный облик талантливого композитора, поднявшего на высокий профессиональный уровень татарскую музыку, композитора, который чутко воспринимает и отражает в своем творчестве нашу современность, полную мужества, отваги и великих событий».

В современных успехах, достижениях татарской советской музыки несомненна и заслуга, развитие плодотворных традиций Сайдашева. Творчество С. Сайдашева — вечно живое и молодое искусство наших дней. Оно в полной мере отвечает ленинским требованиям к искусству, «которое принадлежит народу, уходит глубочайшими корнями в толщу широких трудящихся масс, понятно этим массам и любимо ими...». Его музыка — художественная летопись жизни народной, талантливое выражение эмоционального мира советских людей. Она и сегодня служит народу, воспитывает высокие эстетические идеалы, вдохновляет слушателей на благородные свершения. Творчество С. Сайдашева — образец высокой гражданственности, партийности, верности народным традициям, подлинного новаторства и пример честного и бескорыстного служения советскому искусству, своему народу.

За выдающиеся заслуги перед советским музыкальным искусством Салиху Замалетдиновичу Сайдашеву в 1939 г. было присвоено звание заслуженного деятеля искусств ТАССР и в 1950 г.— почетное звание народного артиста ТАССР. Скончался композитор в расцвете физических и творческих сил 16 декабря 1954 г.

Основные сочинения. Театральная музыка: более 50 драматических произведений, среди них: «Башмагым» (Башмачки) — музыкальное оформление комедии X. Ибрагимова (1923), «Казан сөлгесе» (Казанское полотенце) — музыка в комедии К. Тинчурина (1923), «Сүнгән йолдызлар» (Угасшие звезды)—музыка к драме К. Тинчурина (1924), «Галиябану» — музыка к драме М. Файзи (1926), «Тахир-Зюхра»—-музыка к драме Ф. Бурнаша (1926), «Зәңгәр шәл» (Голубая шаль) — музыка к драме К. Тинчурина (1926), «Наемщик» — .музыка к драме Т. Гиззата (1928), «Ил» (Родина)—музыка к драме К- Тинчурина (1929), «Кандыр буе» (На Кандре) —музыка к пьесе К. Тинчурина (1932), «Бишбүләк» — музыка к драме Т. Гиззата (1939), «Күзләр» (Очи)—музыка к драме X. Фатхуллина (1939), «Изге әманәт» (Священное поручение)— музыка к драме Т. Гиззата (1944), «Мулланур Вахитов» — музыка к драме Н. Исанбета (1948), «Кадерле минутлар» (Дорогие минуты)—музыка к пьесе Г. Насретдинова (1952);
Песни и инструментальные произведения, среди них: 1920 г.— «Озын сәфәр» (Долгий путь), «Вальс»; 1927 г.— «Сакай маршы» (Сакаевский марш); 1929 г.— «Совет Армиясе маршы» (Марш Советской Армии); 1941 г.— «Алга» (Вперед, ел. А. Кутуя); 1945 г.— «Бүген бәйрәм» (Сегодня праздник, сл.-Т. Гиззата); 1949 г.— «Дуслык җыры» (Песня дружбы, ел. А. Ерикеева); «Җ,ырларым” (Песни мои, ел. М. Джалиля); 1949—1950 гг.— музыка для одноактного балета на либретто Г. Тагирова (рукопись) и др.

Литература:
А. Кутуй. Народный талант.— В кн.: Передовая интеллигенция орденоносной Татарии. Казань, 1940; Г. Кашшаф. Онытылмассың (Не забудешься).— «Совет әдәбияты», 1955, № 1; Я.Гиршман. Салих Сайдашев. Казань, 1956; М. Нигмедзянов. Певец новой жизни.— «Коммунист Татарии», 1970, № 12; Н. Рахлин. Музыкальная звезда.— «Социалистик Татарстан», 1970, 3 декабря; Салих Сайдашев. Материалы и воспоминания. (Сост. С. Раимова и 3. Хайруллина.) Казань, 1970; Воспоминания о Салихе Сайдашеве. (Сост. Р. Исхакова-Вамба, 3. Сайдашева, 3. Хайруллина.) Казань, 1980; Ю. Исанбет. Огни, зажженные Сайдашевым.— В кн.: С. Сайдашев. Огни, зажженные нами. Казань, 1980.
Все материалы сайта доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International
Яндекс цитирования