Исповедь любви

Источник: Такташ Х. Письма в грядущее: стихотворения и поэмы/ пер. с татар. Л. Мартынова.- Казань, 1971.-С.131-142.

Ты, молодость,
Ужасно, тороплива,
И жизнь тебе короткая дана:
Под вечер расцветешь, а на рассвете
Ты, как цветок, осыпаться должна.
Любовь
Стара, как мир,
Но наше сердце
Ее всегда готово обновлять.
Безумна юность — все отдать готова,
Чтоб чувствами любовными пылать,
О юность пылкая!
Прошедшие Любови
Попробуй-ка сегодня оживи!
Теперь уж я ни на кого не буду
Глядеть так жадно в поисках любви.
Давно уж я от этих дел отрекся,
Душа не буйствует. И разум свой
Над сердцем я давно уже поставил
Властителем, верховною главой.
И с этих пор бедняжка-сердце плачет:
И день и ночь не оберешься ссор —
Начальник-разум грубо распекает
Бедняжку-сердце с этих пор!
Эх, юность,
Эх, безумная ты юность,
Коротенькая жизнь тебе дана:

Под вечер расцветешь, а на рассвете
Ты, как цветок, осыпаться должна.
Ушел рассвет мой вешний, соловьиный,
И многие забыты имена.
Теперь пускай уж молодые любят,
На то им юность и дана!
А я,
Я навсегда теперь зарекся,
Раскаялся, грешить не буду вновь.
И лишь со стороны я улыбаюсь
Над теми, кто толкует про любовь.
Но все же, девушки,
Аллаха ради,
Меня вы сторонитесь и сейчас:
Ведь может соблазнить меня однажды,
«Влюбленным» сделав кто-нибудь из вас
Но нет! Любовь моя теперь себе хозяйка:
Одну не променять ни на кого!
«Ее» портрет никто не сможет вырвать
Уж никогда из сердца моего!
И нынче со спокойною душою
На этом самом месте, где стою,
О Зубейдэ и о ее любимом,
Об этой буйной страсти я пою!

1. Фотокарточка Зубейдэ

Бывает; у товарища сидишь,
И как-то ни о чем не говорится,
И со стола альбом тогда берешь,
Разглядываешь всяческие лица,
Лениво хвалишь. Дело все ж нашлось,
И вдруг в одно прекрасное мгновенье
Чернейшей тучею распущенных волос
Окутано твое воображенье.
А это кто?
Смеется друг в ответ.
А это мать семейства... и большого.
Красива? Вышла замуж молодой.
Теперь ребенка ждет уже седьмого! —
Так говорит.
И ты в ответ молчишь,
Чтоб не заметили, что сделал промах.
— Ах, вот как,..— ты бормочешь наконец.
Да... мало ли бывает что в альбомах.
Весьма недолговечна красота.
У женщины крадут ее морщины.
А до чего усы и борода
Преображают лик мужчины!
Любовь —
Великолепнейший цветок,
Но
Вянет с быстротой невероятной.
То загсом завершается она,
А то
И очень-очень неприятно!
Ее портрет
В почете у меня —
На видном месте посреди альбома,
И всем она бросается в глаза.
— А это кто? —
И я в ответ знакомым:
— Красивая девица! — говорю.—
И комсомолка, и активна очень!
Но ты, мой друг,
Немножко опоздал...-
Кто муж? Наборщик,
Человек рабочий!

2. Любовь Зубейдэ

Леса большие,
Зори с соловьями
Ее любви украсить не могли,
И в честь ее на вешнем синем небе
Красивые созвездья не взошли,
А просто
На работе,
На собраньях
Ее любовь под осень расцвела,
Весна души девичьей отшумела,
Когда пурга по улицам мела.
Так петь мне хочется! И эти песни
Близки душе, как звуки песен тех,
Которые я пел, когда шумела
Моя весна.
Ей не вернуться.,.
Эх!
Будь, Зубейдэ, сегодня на собранье!
Ты знаешь: там он делает доклад.
Тебе он улыбнется и проводит
Домой тебя!
Иди, иди в театр!
Быть может, встретитесь! В фойе с ним погуляешь!
— Нет, Зубейдэ, не надо! Так верней!
За ним не нужно, милая, гоняться.
И берегись, пожалуйста, парней
Так и промчались эти дни порыва,
От них уже не видно и следов.
Манила юность в теплые объятья,
Манила и обманывала вновь.
Но как-то раз
Ее наборщик
В гости
Привел к себе.
Сидела с ним она,
Потом
Огонь погас,
Во тьме остались
Они вдвоем,,.
Та ночь была снежна.
…………………………………….
В ту ночь по небу шлялся скучный месяц,
Ходил, ругался, дела не нашел;
В ту ночь Аухадий в путь-дорогу вышел,
Но испугался — волк навстречу шел;
И Гыймади, хоть и собака выла,
Спал сладким сном, спокойствие храня,
А вор Шакур в ту ночь с его конюшни
Украл гнедого славного коня.
Но
Где той ночью Зубейдэ пропала,
Никто не знал.
Ее старуха мать
До самой полночи везде бродила
И не могла нигде ее сыскать.
Лишь
В доме, где Махмуд живет,
Той ночью
Студент один услышал за стеной
Девичью плачущую просьбу:
— Махмуд, ах, отпусти же, милый мой!
Шли месяцы,
Шли белые снежинки.
Бедняжка шила детское белье,
Печально опустивши очи долу,,
Ее наборщик обманул ее.

3. Письмо Зубейдэ

«Не думала, что вновь обманешь ты!
Ты обещал,
Но не пришел ты снова.
Я с нетерпением ждала тебя,
А ты...
Тебе одно лишь только слово,
Но очень нужное сказать хотела б я.
Жду.
С коллприветом
Зубейдэ твоя».
Но он не удостоил и ответом.
Он дело сделал и забыл об этом,
И выбросил он это из ума.
А дальше что? Ему заботы мало!
Ах,
Яблочко румяное,
Сама
Любила
И сама ты жертвой стала!

4. Неженатый месяц

А месяц в небе ходит и бранится,
Как только ветер ночью спать уйдет
Ведь месяц-то остался неженатым.
Он одинок,
С кем ночь он проведет?

А спать не ляжет ветер непутевый,
Так шнырит по земле туда-сюда.
У некоторых, шляющихся ночью,
Крадет он шапки даже иногда.
Смеется месяц:
— Очень интересно!—
Холостяком остался он, старик,
И потому-то
Иногда ночами
Сияньем грусти полон лунный лик.
Работает ночами мать-старушка;
Иголка блещет, спорится шитье.
Сестра малютка занята игрою.
Красивая!
Не сглазить бы ее!

5. Зубейдэ и месяц

Тоскует
Месяц:
Зубейдэ тоскует.
Она на месяц подняла глаза,
И на глазах, таких смешливых прежде,
Теперь блестит кровавая слеза.
Эх, юность,
Эх, безумная ты юность,
Коротенькая жизнь тебе дана:
Под вечер расцветешь, а на рассвете
Ты, как цветок, осыпаться должна.
Да, Зубейдэ,
Родить придется скоро!
Врач говорит: теперь недолго ждать
О сердце,
Ты гори, гори, о сердце,
Затем и кровь дана тебе — пылать!
А где отец? Так вот она какая,
Его любовь! Что нынче говорит
Он добрым людям о любви свободной?
Вот как он понимает новый быт!
Огни вечерние погасли на рассвете,
Но снова вспыхнут. День идет за днем,
Ждет наша Зубейдэ ребенка нынче,
Скучает о наборщике своем.
И шьет она для дитятки наряды,
И быстро-быстро движется игла,
Эх, Зубейдэ,
Ты даже и сегодня
Кого-то с нетерпением ждала?

6. Сердитый ветер

На улице ветрище с неким пьяным
Гулял, шатался, тени колебал.
Старик Ибай,
Беспутный, неспокойный,
Лопатою сугробы разгребал.
Воскликнул ветер:
— Что это такое!
Что скажешь людям! Прямо зло берет!
Рука не поднимается работать!
Не ценит человек моих забот!
Нагромождаю гору я,
А люди
Хотят ее развеять, разгрести
Я украшаю,
А они выходят
И топчут все, что есть на их пути!
Тьфу! —
Он сказал
И крупными шагами
Из города направился он прочь,
И, в ярости снега с полей сметая,
Замел снегами город в эту ночь.
И на рассвете люди снег сгребали
И ветра прадедов ругали и кляли.
А Зубейдэ той ночью
Родить в больницу повезли.
Эй, где ты, где ты, человек, который
Отцом быть должен? Спрашиваю я:
Так любишь? Так ты говорил любимой:
— О комсомолочка, душа моя!

7. Чем кончилась любовь

И вот в крови лежит сейчас она.
Одна в палате, светлой и просторной.
А под глазами — синяки.
А губы —
Уголь выгоревший, черный,
Она лежит не шевелясь;
Ей очень трудно,
Очень тяжко.
Кто плачет?
Это малое дитя!
А чье оно?
О чем оно, бедняжка?
И почему-то голову поднять
Не может мать с подушки.
Что такое?
Но все-таки она приподнялась:
О, дайте мне дитя мое родное!
Мать!
Имя славное,
Что может быть
Его прекраснее и выше?
Вся прелесть женщин, вся их красота
В нем, в материнстве!
Мать, ты слышишь?
В красивом доме малое дитя
Рыдает.
А о чем оно, бедняжка?
А потому, что не пришел к нему
Любимый папа.
Вот что тяжко!
Вот падают последние снега,
Они, как зимний снег, не замерзают.
На улице весенние ветра,
Холодными они уж не бывают.
Снега растают,
Выйдет из-под них
Май в испареньях от землицы талой...
...Не ведая о близости весны,
На улице пищит котенок малый.
— Не плачь напрасно!
Мир красив!
Иди, и у меня ты гостем будешь,
И будешь жить со мной, коль нравом ты
хорош,

Коль дружбу ты мою оценишь и поймешь,
И не наблудишь, и не напаскудишь.
Тебя, озорника, забыла кошка-мать.
Тебя и знать не знал твой папа-кот
прескверный,
Нет у тебя родных,
И, в городе живя,
Ты никого не знаешь здесь, наверно.
Да, милый друг, Ваш брат — кошачий род —
Детей своих на произвол бросает.
Но не одни коты, медведи или псы,
А люди, люди так же поступают.
Ты выиграл еще: ведь кошечка котят
Все ж, как бы ни было, в живых всегда
оставит,
А люди, коль родить боятся, не хотят,
Своих детей уже в утробе давят!

Айда, пошли!
Любил я с юных лет
Иметь таких друзей четвероногих,
Ты будешь, будешь гостем у меня,
Тем боле, что весна уж на пороге!
………………………..
В красивом доме
Малое дитя
Рыдает.
А о чем оно, бедняжка?
А потому, что не пришел к нему
Любимый папа.
Вот что тяжко!
Возможно, папа вовсе не придет,
И с сыном никогда не станет он встречаться,
Хоть будет сын расти, проворен и красив.
Но нет!
Отец отцом не может не остаться!
Чу!
Дверь открылась.
Кто-то тихо так
Шагнул к постели,
И свалился камень
С его души.
Заплакал человек,
Лицо закрыв обеими руками.
— Ты, Зубейдэ, прости меня! — сказал.
И ей на грудь слеза его упала.
Так помирились.
И спустя пять дней
Загс
Новой жизни положил начало.
А месяц ходит в небе и бранится,
Как только ветер ночью спать уйдет.
Нет ни жены у месяца, ни сына,
Так с кем же, с кем же ночь он проведет?
А спать не ляжет ветер непутевый,
Так шнырит по земле туда-сюда.
У некоторых, шляющихся ночью,
Крадет он шапки даже иногда.
Смеется месяц:
— Очень интересно!—
Холостяком остался он, старик,
И потому-то
Темными ночами
Сияньем грусти полон лунный лик.

1927
Все материалы сайта доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International
Яндекс цитирования