Жиганов Н. Фарид Яруллин

Сороковые годы были интересны тем, что композиторы и писатели Татарии вместе "штурмовали" новый этап в развитии музыкальной культуры татарского народа. Общение музыкантов с писателями, исполнителями рождало интересные споры, дискуссии о путях развития татарской национальной музыкальной культуры. <...>
Разные были взгляды. Некоторые боялись, что в операх, балетах мы потеряем национальное своеобразие. Многие композиторы, поэты, писатели, например, М. Музафаров, А. Ключарев, Дж. Файзи, М. Джалиль, А. Кутуй, понимали, что для татарского народа не может быть обособленного пути в развитии профессиональной музыкальной культуры. Вообще, любая музыкальная культура развивается лишь в процессе взаимовлияния, она должна обогащаться опытом других народов. Понимал это и Ф. Яруллин, поэтому он изучал музыку разных композиторов, много слушал, не пропускал симфонические концерты, часто бывал в театрах. Его можно было встретить там, где звучала интересная музыка, будь это новая опера, балет, камерная инструментальная или вокальная музыка.
У нас с Фаридом Яруллиным бьшо много общего: одинаковые художественные взгляды и убеждения, оба мы учились у одного замечательного педагога, профессора Московской консерватории Генриха Ильина Литинского. Он никогда не вмешивался с карандашом в наши сочинения, но требовал, и очень строго, профессионализма, национальной яркости и самобытности. Фарид часто говорил: "А ведь у нас с тобою много общего не только в убеждениях. Например, ты начал заниматься на фортепиано, потом на виолончели и, наконец, композицией. Такой же путь проделал и я".
Когда встал вопрос о первой Декаде татарского искусства в Москве, мы говорили о репертуаре, какие оперы надо показать искушенному московскому зрителю. Но, кроме оперы, нужен был балет, а его у нас не было.
Известный балетмейстер Татарии Гай Тагиров предлагал заказать одному из московских композиторов балет на сюжет "Хаджи женится" по пьесе Ш. Камала. Мы — профессор Литинский, поэт Ахмед Файзи и я — считали, что "Хаджи женится" — мелкая бытовая тема. Кроме того, не было надобности заказывать балет московскому композитору, когда в республике уже были свои профессиональные композиторы. И мы пришли к решению, что балет нужно писать на сюжет очаровательной поэмы Г. Тукая "Шурале".
Музыку должен сочинить талантливый, перспективный молодой композитор Фарид Яруллин, либретто — Ахмед Файзи. Оба автора вдохновенно начали создавать первый татарский балет. Конечно, были всякие трудности, которые преодолевались по ходу работы над балетом. К счастью для нас, в связи с предстоящей Декадой в Казань были приглашены известные театральные деятели: главный режиссер Большого театра Л. В. Баратов, дирижер А. И. Маргулян и балетмейстеры Л. В. Якобсон и П. А. Гусев.
Фарид был по натуре флегматичным человеком, а его учитель, профессор Генрих Ильич Литинский и балетмейстер Леонид Якобсон, наоборот, были очень темпераментными, общительными и организованными. Таким образом, Фарид попал в руки людей, которые сумели его увлечь и буквально не давали автору будущего балета расхолаживаться. И Фарид Яруллин сочинял вдохновенно музыку, понимая свою миссию создать первый национальный татарский балет.
Эта ответственность окрыляла его.
Л. Якобсон знакомил Фарида с законами классического балета и подсказывал, какие нужны танцы, сцены. Фарид изучал музыку балетов Чайковского и других классиков, в процессе работы сам учился мастерству. Он отлично знал природу татарского народного мелоса. Гармонический язык Фарида уже в ранних песнях, романсах, в инструментальных произведениях обогатил национальную музыку, внес в нее новое современное звучание.
Автору первого татарского балета не суждено было присутствовать на премьере своего детища. Фарид Яруллин ушел на фронт защищать от фашизма нашу Родину и погиб в тяжелых боях под Харьковем.
После Великой Отечественной войны крупнейший балетмейстер страны Леонид Якобсон, соавтор либретто Ахмеда Файзи, влюбленный в талантливую музыку балета "Шурале", обратился к известным композиторам Владимиру Власову и Владимиру Фере, чтобы они создали новую партитуру балета дая Ленинградского театра оперы и балета им. С. М. Кирова. Ленинградская премьера имела громадный успех, и постановка была перенесена в Большой театр СССР.
Успех балета в новой редакции был так велик, что его поставили во многих театрах страны, а также в Болгарии, Чехословакии. Румынии, Албании. Партии Былтыра и Сююмбике танцевали лучшие солисты театров.
Клавир балета "Шурале" под редакцией В. Власова и В. Фере был выпущен издательством "Советский композитор".
Балет "Шурале" Фарида Яруллина включен в учебные программы музыкальных вузов страны. Он стал предметом изучения музыковедами республики: Чулпан Бахтиярова издала книгу о Фариде Яруллине и его творчестве; Аида Алмазова в 1983 году защитила диссертацию на тему "Балет "Шурале" Ф. Яруллина и влияние его на балетную музыку композиторов Татарии". Фрагменты из балета "Шурале" исполняются оркестрами и музыкантами в различных переложениях, звучат в концертных залах страны и в стенах многих музыкальных училищ и консерваторий.
Именем Фарида Яруллина названо музыкальное училище г. Альметьевска.
Балет "Шурале" выдающегося сына татарского народа Фарида Яруллина уже четыре десятилетия украшает репертуар Татарского академического театра оперы и балета им. М. Джалиля.



Последнее обновление: 7 ноября 2013, 10:54

Все материалы сайта доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International
Яндекс цитирования