Карим Тинчурин. Дочь полковника

Сокращенный перевод из книги “Кораллы“

Источник: Чаян.- 1967.- N17.- С. 7

В гостиной Исмагил-бая так ярко горят канделябры, что на полу можно легко найти иголку. Снова на своих местах дорогие ковры и бархатные скатерти, некогда припрятанные от большевиков. Гремя шпорами, прогуливаются под руку с девицами кавалеристы из мусульманского национального эскадрона.
Колбасник Хайрулла, “командир “ национального эскадрона, в полном облачении (поверх казакина на одном боку - сабля, на другом - наган) стоит перед Исмагил-баем, восседающим на диване. Размахивая руками, Хайрулла что-то ему рассказывает. При этом делает вид, будто говорит о чем-то важном.
Полубезумный сын Исмагил-бая, эскадронный кокаинист, стараясь как можно громче звенеть шпорами, расхаживает по гостиной с элегантно одетой красавицей. Он останавливается перед каждым из гостей и представляет их своей знакомой.
Халил, один из татарских офицеров, длинный, как жердь, с худым и некрасивым лицом, немало удивлен тем, что красавица не говорит ни по-казански, ни по-крымски. Он отводит сына Исмагил-бая в сторону и спрашивает:
-Что это за птица? Откуда взялась?
-Крымская мусульманка. Зовут Зулейха. Фамилия - Сафарова. Отец у нее полковник, - отвечает сын Исмагил-бая.
-А почему не знает по-татарски?
-Всю жизнь прожила среди русских, в Петрограде. Вот и не обучилась ни татарскому, ни крымскому.
А хороша, не правда ли? На такой и жениться не грех...
Похоже, что Зулейха туташ понравилась всем. Кавалеристы кру.жили вокруг нее, как назойливые мухи. Стоило Зулейхе туташ сказать что она желает познакомиться с командиром эскадрона, как колбасника Хайруллу тотчас же разыскали, и он предстал перед ней в своей синей феске.
Колбасник, привыкший разбираться в сортах мяса, женщин тоже делил по сортам. “Вот это сорт! “ - восхитился мысленно Хайрулла. Затем, подхватив Зулейху туташ под руку, он увел ее туда, где было меньше народу, и стал сетовать на своих жен.
-Первая жена, - жаловался он,- была у меня неграмотная, темная женщина. Да и ребенка не подарила. Решил жениться на дочке муллы, но и вторая оказалась бесплодной. К тому же и женщина очень недалекая. На таких вечеринках, как сегодня, и то не умеет себя вести...
Затем он стал хвастать своим богатством, колбасной фабрикой.
Мило улыбнувшись ему, Зулейха туташ сказала:
-Не знаю, оттого ли, что отец мой полковник, а брат - гусарский офицер, от того ли, что во мне самой говорит боевой дух, но ваш эскадрон мне определенно нравится.
-А его командир? - прищурился Хайрулла. - Свое мнение о командире я доложу ему позже, - усмехнулась красавица. Колбасник напыжился, как индюк. Было бы лучше, если бы вы сказали прямо сейчас. А то, сами знаете, мы - люди военные. Сегодня жив-здоров, а завтра тебя уже нет.
Внезапно девушка оживилась, словно вспомнив что-то забавное, и спросила:
-Да, кстати, а много у вас в эскадроне народу?
Колбасник сдвинул свою синюю феску на лоб и, подбоченясь, проговорил:
-В данный момент двести восемьдесят человек. Лошадей -
триста. А когда под звуки марша мы пойдем на Москву, будет четыре тысячи сабель и столько же коней!
-И скоро вы намерены двинуться на Москву под звуки марша? - улыбнулась девушка.
-Точно не скажу, но думаю, что месяца этак через три-четыре. Самое большее - через пять-шесть. -А кто вас содержит? - полюбопытствовала Зулейха туташ.
-В свой эскадрон я беру только обеспеченных джигитов.
-И даже кони у них свои?
-Ну да, и кони, и шпоры, и снаряжение - все свое. От народной армии получаем только винтовки и сабли.
-Я слышала, Военный Совет собирается сформировать пеший мусульманский полк?
-У них ничего не выйдет. Покончим с этими большевиками, та сам приму командование, и тогда...
-А когда мы покончим с большевиками? И покончим ли?..
-Покончим. Как пить дать, покончим! Вот только армия Капеля придет. Бог даст, и следа от большевиков не оставим.
-Жди еще, когда Капель явится. А большевистский командир Юдин, говорят, уже занял Красную Горку.
-Пускай занимает! Капель их в два счета оттуда выставит. Его армия ударит по большевикам со Свияги, а мы - отсюда. Окружим со
всех сторон, что им останется делать? Нет уж, бог даст, большевиков прикончим. Тут и думать не о чем!
К колбаснику присоединились Ис-магил-бай и Халил. Они тоже уставились на Зулейху туташ. Встретившись глазами с Халилом, Зулейха вежливо улыбнулась ему и направилась в уголок, к беседовавшим между собой девушкам. Халил мягко ступая, направился за ней. Заметив это, Зулейха что-то шепнула хозяйской дочери и поспешно вышла из гостиной.
Хозяйская дочь преградила Халилу путь: - Нет, нет, мужчинам туда нельзя.
Зулейха туташ скоро вернется.
Собрав вокруг себя офицеров, Халил, жестикулируя, вполголоса пытался что-то им втолковать. К ним подошли Исмагил-бай и колбасник. Поднялся шум. Офицеры начали спорить. Джигиты поглядывали на дверь, ждали, когда вернется Зулейха туташ. Наконец, Халил и еще два офицера быстро распахнули дверь, через которую исчезла красавица, и вышли.
За ними бросилась хозяйская дочь. - Нельзя, туда нельзя! - кричала она им вслед...
Офицеры обшарили все комнаты, заглянули даже в туалет. Зулейхи не было. Не оказалось ее и во дворе. Поднялись на чердак - Зулейха туташ как в воду канула.
Но вот все опять собрались в гостиной, и Халил, красный от досады, выступил на середину комнаты.
-Господа, - крикнул он, утирая потное лицо,- эта девица, выдавшая себя за дочь полковника, вовсе не дочь полковника! Она даже и не татарка! И зовут ее вовсе не Зулейха. Это была русская, при большевиках она торговала папиросами. Еще тогда я подозревал ее, и теперь мои подозрения подтвердились. Я совершенно уверен, что это была большевистская лазутчица!
Гости, до сих пор еще не уяснившие, в чем дело, на мгновение оцепенели.
-Как?! Зулейха туташ - лазутчица? Шпионка?
А колбасник Хайрулла, который до того хранил молчание, вдруг закатил свои крысьи глазки, на губах у него выступила пена. Он затопал ногами, стал стучать по столу кулачищами, напоминавшими футбольный мяч, и исступленно орать:
-Кто привел сюда эту шпионку? Как она попала в этот дом?
-Я уже целую неделю знаком с Зулейхой туташ, - пробормотал сын Исмагил-бая.
-Где и как ты с ней познакомился?- спросил Халил.
-Мы познакомились у Дворянского собрания. А потом она сказала, что хочет поближе узнать молодежь в нашем городе, и я пригласил ее сюда, на вечер. Но да проклянет меня аллах, провалиться мне на этом месте, если я знал, что она шпионка!
У него началось удушье. Рухнув на пол, он стал корчиться, словно курица, попавшая под автомобиль.
Халил же и колбасник Хайрулла отправились в белогвардейскую контрразведку, чтобы сообщить о девушке-шпионке.

Перевел Б. МЕЛЬНИКОВ.
Все материалы сайта доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International
Яндекс цитирования