Карим Тинчурин. Голубая шаль

Источник: Тинчурин К. Голубая шаль: Мелодрама в пяти действиях.- Казань: Татарское кн. изд-во, 1987 - 190 с.
обложка
 
действующие лицадействующие лица
 
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Усадьба татарского крестьянина среднего достатка. Колодец. Дверь, ведущая в дом. Изгородь. ворота, надворные постройки. Густеют сумерки. М а й с а р а берет из колодца воду. За кулисами хор поет на мотив песни “Газизакай “.

I. Майсара одна.
Хор. В речке звезды блещут
И бобры в речке...
Газизакай, светик,
Не горюй,
Я с тобой, ты знай.

Майсара.
Каждый раз, как утки прилетают,
Я тебя встречаю, жду домой.

Хор.
В речке звезды блещут
И бобры в речке...
Газизакай, светик,
Не горюй,
Я с тобой, ты знай.

Майсара.
Полетела б я к тебе со стаей,
Если б знала, где ты, милый мой.

Хор.
В речке звезды блещут
И бобры в речке...
Газизакай, светик,
Не горюй,
Я с тобой, ты знай.

Майсара.
Вы повсюду побывали, гуси.
Див ли милый, расскажите мне.

Хор.
В речке звезды блещут,
И бобры в речке...
Газизакай, светик,
Не горюй,
Я с тобой, ты знай.

Майсара.
Не забыл ли он меня, боюсь я,
В незнакомой дальней стороне?

Хор.
В речке звезды блещут,
И бобры в речке...
Газизакай, светик,
Не горюй,
Я с тобой, ты знай.

II. Майсара, Зиганша.
Зиганша (входит). С чего это распелась вдруг? Нечестивица вшивая! Делать, что ли, нечего?
Майсара. Почему ты всегда обижаешь меня, Зиганша-абый? (Плачет.)
Зиганша. Что-о?.. Еще огрызаешься?! Ах ты, аллахом проклятая тварь! Забыла, что я заместо отца тебе? А ну, выливай эту воду, не годится она для омовения: прежде аллаху помолиться надо было! Чего стала, как пень? Я кому говорю?! (Толкает Майсару, вода выплескивается из ведра.) А, чтоб тебя черти взяли! Ну, смотри у меня! Если к приходу стада воды у скотины не будет, я не так еще поговорю с тобой! Дармоедка! Нечестивица проклятая! (Уходит.)
Майсара (плача, достает из колодца воду, поет на мотив песни “Холодный родник “ ( “Салкын чишма “).
Как цветок вянет в белом снегу,
Так и я, жить одна не могу...

Входят девушки.

III. Майсара и девушки.
Хор.
Под горой родник холодный
И журчит, и льется вдаль -
Как твоя судьба-дорога,
Жизнь твоя, твоя печаль.

Девушки.
Все одна ты, как лебедь, летишь,
Отчего без подруг и грустишь?

Хор.
Под горой родник холодный
И журчит, и льется вдаль -
Как твоя судьба-дорога,
Жизнь твоя, твоя печаль.

М а й с а р а.
Вяну я, словно ветка во тьме,
Ах, как грустно без милого мне!

Хор.
Под горой родник холодный
И журчит, и льется вдаль -
Как твоя судьба-дорога,
Жизнь твоя, твоя печаль.
Девушки.
Все одна ты, как лебедь, летишь.
Отчего без подруг и грустишь?

Хор.
Под горой родник холодный
И журчит, и льется вдаль -
Как твоя судьба-дорога,
Жизнь твоя, твоя печаль.

3 а г и р а (вбегает сияющая). Майсара, подруженька, радость-то какая!
М а й с а р а. Радость?..
3 а г и р а. Клянусь тебе, подруженька, огромная радость!
М а й с а р а. Постой, подружка, погоди... Ох, как сердце защемило! Так и сжалось всё... Слова вымолвить не могу.
Девушки. Надо же! Ха-ха-ха!..
3 а г и р а. А что ты дашь мне, подружка, за радостную весть? Скорее давай, сердечко мое заходится от нетерпения, вот-вот из груди выскочит! Ох!
Девушки. Надо же! Ха-ха-ха!..
М а й с а р а. Ты лучше мое сердце послушай. Колотится-то как! Ох!
3 а г и р а. Что мне твое сердце, у меня самой сердечко как птичка в клетке трепыхается! Ох!
Девушки. Вот это да! Ха-ха-ха!.. Глядя на вас, наши сердечки тоже затрепыхались. Ох! Ха-ха-ха!..
Майсара, Дайте руку, девушки, потрогайте вот здесь... Слышите, как прыгает?
3 а г и р а. А когда новость узнаешь, у тебя не то что сердце - душа запрыгает.
Девушки. Что за новость, Загира? Скажи скорее, не томи!
М а й с а р а. Нет, нет, молчи! Сначала мне одной скажешь.
3 а г и р а. А все же, что я получу за это? Зря, что ли, две улицы пробежала!
М а й с а р а. Возьми себе оба свои уха.
Девушки. Вот это да! Ха-ха-ха!..
3 а г и р а. Дешево отделаться хочешь!
Майсара, Я ведь еще не знаю, какая это новость.
3 а г и р а. Самая-самая большая новость на свете, ну, прямо с мельничное колесо! На твоем месте за такую большую новость я и серебряных сережек не пожалела бы.
Н а с и м а. Ладно уж, не ломайся, Загира, выкладывай все по порядку.
Майсара. Скажи, подружка, не мучай. Если радость твоя в самом деле с мельничное колесо, это вот колечко тебе будет.
Загира. А ну-ка, дай его сюда!
Майсара. Нет уж! Ты еще ничего не сказала.
Загира. А не передумаешь?
Майсара. Аллахом клянусь!
Н а с и м а. Загира, а нам можно узнать?
Загира. Можно, можно, это вовсе не секрет. (Отводит Майсару в сторонку.) Брат вернулся.
М а й с а р а. Да что ты?! Ох, опять сердце закололо!
Девушки (сбившись вокруг). Что, что она сказала?..
3 а г и р а. Много знать будете - скоро состаритесь! (Майсаре.) Ну, а теперь давай, что обещала.
М а й с а р а. Бери, бери! За радость такую ничего не жалко, я еще тамбурную иглу с костяной ручкой добавлю.
3 а г и р а. Вот теперь вижу, что сердечко твое и в самом деле - ох! Дурочка! Разве твоя радость - не моя радость? Ничего мне от тебя не надо. Возьми свое колечко назад. (Возвращает кольцо.)
Девушки. Ну и что она сказала?
Н а с и м а. Откройся, Майсара.
Теребят Майсару.
Ф а т ы м а. Почему ты молчишь?
С а д ж и д а. Что же это за радость такая?
Девушки Отделаться от нас хочешь, да? На с и м а. Ну, почему не отвечаешь?
Ф а т ы м а. И не совестно тебе подружек мучить?
С а д ж и д а. Чертовка хитрющая! Скажешь ты, наконец, или нет?!
Девушки принимаются теребить Загиру.
Н а с и м а. Говори, что ты сказала ?
Загира. Ничего!
Фатыма. От нас могла бы и не скрывать.
3 а г и р а. Молчу - значит, так надо.
С а д ж и д а. Ну, если и сказать нельзя, чего же ты нам голову морочила?
3 а г и р а. Вот еще! Была охота голову вам морочить!
Девушки. Нет, так просто ты от нас не уйдешь. Сказано скажи, значит, скажи!
Теребят Загиру.
М а-й с а р а (Загире). Молчи, молчи.
Обе отбиваются от подруг.
3 а г и р а (усевшись). Вот и ни слова не скажу.
Поют на мотив песни “Айхайлюк “.

Девушки. С нами радостью скорее
Ты, подружка, поделись, не томи.

3 а г и р а. Нет, нет, нет.
М а й с а р а. Не откроешь им секрет, Загира?
Девушки.
Нy расскажешь ты нам новость
Или нет?
Ты еще к нам обратишься,
Будем мы тебе нужны, ох, нужны!..

Загира (подзывает Насиму).
Насима!
Брат родной домой вернулся -
Будет туй.
С а д ж и д а.
Ей секрет она открыла...
Ну, постой!
Ф а т ы м а.
За людей нас не считает.
Что скрываешь, Загира? Ну, скажи!
Загира. Фатыма! Брат родной домой вернулся -
Будет туй.
С а д ж и д а.
Ей секрет она открыла...
Ну, постой!
А от нас-то что скрываешь,
Что ты нам не говоришь? Всем скажи!
3 а г и р а. Девушки!
Брат родной домой вернулся -
Будет туй.
Девушки. Что ж от нас-то ты скрывала?
Что с тобой?!
(Майсаре.)
Парня скрыть ты захотела?
Но такого жениха грех скрывать!

М а й с а р а.
Страшно мне!..
Что, подружки, вам сказать?
Страшно мне...

Девушки.
Не печалься,
Будем свадьбу мы играть!

Парни идут с песнями.

3 а г и р а. Чу! Кажется, джигиты идут сюда за полотенцами для сабантуя. Надо бы придумать что-нибудь, подразнить их немного. Вот потешимся вдоволь!

Начинается песня.

V. Те же и парни.
Парни (поют).
Дядя, чья там кобылица
На лугу пасется зря?
У красавиц пышут лица,
Словно алая заря.

Жаворонки в небе синем.
Урожай как урожай...
Наши девушки такие -
Хоть в арбу их запрягай!

Девушки.
С горки улица в низину -
Можно яблоки катать. Деревенские джигиты
Не умеют развлекать!

Все вместе.
За водой к ручью под вечер
Лунной тропкой не ходи.
Если милый твой далече,
На другого не гляди.

Парни с полотенцами за воротами, девушки во дворе.

А п т р и. Хлам, старье и рвань скупаем и сбываем!
3 а г и р а. Гони Малику с Салихом по возу гнилой трухи!
Все. Ха-ха-ха!..
А п т р и. Красотки милые - девицы, тетки, молодицы, мамушки и бабушки, маленькие лялюшки...
3 а г и р а. Ты чего тут расшумелся - всю деревню переполошил? Или потерял чего?
А п т р и. Верно говоришь, красавица,- полотенце потерял.
Девушки.. Ха-ха-ха!..
А п т р и. Да вот, полотенце.
Загира. А у нас на полотенце кудели нет!
А п т р и. Мы не гордые и на платок согласны.
Загира. Платки у нас с заплатами!
А п т р и. Коли так, нам и кухонное полотенце сойдет.
Загира. Вот и купи его сам!
А п т р и. Тебя, красавица, хоть сейчас купить рад!
Загира. Ишь, какой прыткий! Не по себе товар облюбовал!
А п т р и. Куда деваться с зазнобой ленивой! Завтра сабантуй, а у нее ни платок не вышит, ни полотенце не соткано. Чистого кухонного полотенца - и того нет.
3 а г и р а. Ах, бедняга! Ну, как не пожалеть тебя! А сам ты чем похвастаться можешь?
А п т р и. Есть у меня конь - ветру не догнать! Выйду на майдан - сила есть и стать!
3 а г и р а. Теперь вижу: батыр ты. Ну, входи, так и быть! Добро пожаловать всем!
(Открывает ворота.)
Парни входят.

А п т р и. Как говорится, посланнику смерти нет, а завистнику - одежды...
3 а г и р а. О, об этом не горюй, у нас все найдется: и смерть для посланника, и одежда для завистника.
А п т р и. Знаем мы, красотка, та одежда и узка и коротка, коль надену - надорвете потроха!
Смеются.

3 а г и р а. Что еще хорошенького скажешь?
Ап т р и. Мы ехали, скакали, коня загнали, насилу добежали. Знаешь ли, красавица, время теперь какое? Под горой шумят ручьи, в небе жаворонки свищут, ну, а парни-молодцы полотенца ищут.
3 а г и р а. Ну и пусть шумят ручьи, пусть жаворонки свищут, а вот парни-молодцы пусть прежде щедро заплатят девушкам за узорчатые полотенца.
А п т р и. Девушка, она и должна быть девушкой - прекрасной, как звездочка в небе, щедрой, как сама земля, приветливой да ласковой.
3 а г и р а. Девушка должна быть девушкой - прекрасной, как звездочка в небе, сторожкой, как сама земля: смотреть в оба, чтобы к парню-молодцу в сети не угодить.
А п т р и. Девушка должна быть девушкой, прекрасной, как звездочка в небе, щедрой, как солнце,- полотенца не жалеть

Н у р и. Белолобый аргамак первым быть сулится, на майдане богатырь победить стремится, и красотка белолица также пусть не осрамится - достойные готовит им подарки.
М а й с а р а. Коль красавец-аргамак раньше всех примчится, на майдане богатырь силой отличится, то красотка белолица не ударит в грязь лицом - тоже будет молодцом!
Н у р и. Аргамак мой - конь крылатый, боевой, сам пою его водою ключевой. Ну, а я - джигит что надо, завтра я раскидаю на майдане всех, друзья.
М а й с а р а. Пусть джигит джигитом будет, пусть глаза огнем горят! Ну, а если будет бит и даров не оправдает, пусть тогда он лучше мне на глаза не попадает!
Н у р и. Девушка пусть будет девушкой, столь же бойкой, как я сам. Ну, а если поскупится, полотенца нам не даст, пусть провалится к чертям!

Парни. Ну уж нет, мы не дадим нашим девушкам провалиться, спасем их!

Парни перемешиваются с девушками, заводят песню на мотив песни “Пуговица “ ( “Той-мэ “).

Парни.
Гуси-лебеди над нами,
Перезвоны конских сбруй...
Эх! С полотенцами, платками
Ты пришел к нам, сабантуй!

Девушки.
Косы и серпы точили,
Эх, точили, чтоб косить!
Эх, косить, косить, косить!

Вместе.
Жаворонок над покосом,
Разгони тоску-печаль.
Эх, наточи серпы и косы,
Праздник сабантуй встречай,
Полотенца расписные
Эх, для милого готовь!
Эх, готовь, готовь, готовь!

Все пускаются в пляс. Н у р и замечает вдали Булата.

Н у р и. Джигиты, взгляните-ка, кто это там идет?
А п т р и. Да это же Булат.
Все вместе. Ну да. Я слышал, что вернулся он. Видать, сильно стосковался джигит по родным местам.
Девушки смотрят туда же.

Н у р и. Вы только поглядите на него, каков щеголь! Ну, право, писарь да и только!
Н а с и м а. Пока вы тут под крылышком у своих матушек мхом обрастаете, он человеком стал!
Н у р и. Эх ты, носик пряничный, да если мы все разом на чужбину подадимся, вы же первые с тоски чахнуть начнете!
Н а с и м а. Майсара, на походку обрати внимание, как гордо он вышагивает! Ха-ха-ха!..
Все вместе. Ничего не скажешь, джигит что надо!
Hypи. Парень как парень, ногами ходит, а не на голове.
Н а с и м а. Ах ты, кочерыжка мороженая, завидно тебе стало, да?
Булат входит и поет на мотив песни “Шахта “.

VI. Те же и Булат.
Хор.
К нам Булат приехал!
Ох, какой хитрец он:
Видимо, почуял
Праздник сабантуя!
И с подарком прямо
К нам явился сам он!
Вовремя почуял
Праздник сабантуя!

Булат.
К вам, друзья, в милые края,
К вам, друзья, возвратился я.
Поклонись, говорили мне,
Ты от всех милой стороне:
Девушкам, парням, нашим матерям,
От ребят-друзей родине своей!
Хлеб там покупной - не косить,
не жать,
И на вкус плохой,
с нашим не сравнять!
Счет по номеркам людям там ведут.
Под землею там непосильный труд.

Хор.
К нам Булат приехал!
Ох, какой хитрец он:
Видимо, почуял
Праздник сабантуя!
И с подарком прямо
К нам явился сам он!
Вовремя почуял
Праздник сабантуя!

Булат.
Там у них снега нет зимой,
Нет зимы, как у нас, такой...
Круглый год - в солнце небосвод,
Жар в груди неизбывный жжет.
На-гора из шахт уголь подают...
Слышен стук кайла далеко вокруг.
Хлеб там покупной - не косить,
не жать,
И на вкус плохой,
с нашим не сравнять!
Счет по номеркам людям там ведут.
Под землею там непосильный труд.

Хор.
К нам Булат приехал!
Ох, какой хитрец он:
Видимо, почуял
Праздник сабантуя!
И с подарком прямо
К нам явился сам он!
Вовремя почуял
Праздник сабантуя!

Б у л а т.
Тяжело, братцы, под землей,
Скажет вам там шахтер любой,
Лампы свет режет тьму лучом,
А шахтер - уголёк кайлом.
Все трудней, трудней -
голод да жара...
Но течет-.течет уголь на гора.
Хлеб там покупной - не косить,
не жать,
И на вкус плохой,
с нашим не сравнять!
Счет по номеркам людям там ведут.
Под землей у них непосильный труд.

Хор.
К нам Булат приехал!
Ох, какой хитрец он:
Видимо, почуял
Праздник сабантуя!
И с подарком прямо
К нам явился сам он!
Как же он почуял
Праздник сабантуя?!

Ь у л а т.
К вам, друзья, в милые края,
К вам, друзья, возвратился я.
Поклонись, говорили мне,
Ты от всех милой стороне:
Девушкам, парням, нашим матерям,
От ребят-друзей родине своей!
Хлеб там покупной - не косить,
не жать,
И на вкус плохой,
с нашим не сравнять!
Счет по номеркам людям там ведут.
Под землей у них непосильный труд.

Хор.
К нам Булат приехал!
Ох, какой хитрец он.
Видимо, почуял
Праздник сабантуя!
И с подарком прямо
К нам явился сам он!
Как же он почуял
Праздник сабантуя?!

А п т р и. Молодец Булат, высказал все, что на сердце накопилось. Была ни была, назад поедешь, прихвати меня с собой - и я шахтером стану!
3 а г и р а. Тоже мне, шахтер сыскался! Смотри, пуп надорвешь!
Смеются.
А п т р и. А что? Думаешь, не сумею?
3 а г и р а. Дожидаются тебя, как же!
А п т р и. Разве ты не говорил, Булат, что шахтеров там тысячами считают? А раз так, мне среди вас тоже как-нибудь местечко найдется... Братишка у меня уже подрос, двух мужичков на клочок земли, пожалуй, многовато будет. В будущем году мы с Булатом на сабантуй вместе приедем. Все! Решено и подписано: я - шахтер. (Поет.)

Хпеб там покупной - не косить,
не жать,
И на вкус плохой,
с нашим не сравнять!
Счет по номеркам людям там ведут.
Под землею там непосильный труд...

3 а г и р а. Ишь, как распетушился, ха-ха-ха!
Смеются.
А п т р и. Вот вернусь таким же красавчиком, как ты, Загира первая не устоит, на шею мне бросится.
Булат. А что, джигит дело говорит Хорошо, если все будет, как ты думаешь. Уходя из деревни, я тоже так считал, да вот, не вижу, чтобы кто-нибудь ко мне с раскрытыми объятиями бежал. Я даже опасаться начал, не пришлось бы подарки назад везти...
Н у р и. Ясненько, парень удочку закидывает.
Смеются.

Н а с и м а. Надо еще посмотреть, какие подарки, правда, Майсара?
Н у р и. А-а, вот, оказывается, откуда дымом тянет. (Показывает на Майсару.)
А п т р и. Ладно, если дымом дело кончится. Видишь, как у Майсары щеки вспыхнули, того и гляди платок на голове загорится.
Смеются.
Н а с и м а. Нечего подарок от нас прятать. Это же не подношение мулле, чтобы тайком в руку совать. С песнями, с пляской вручить его надо.
Н у р и. Вот это верно! Нам тоже повеселиться охота.
Булат. Ничего не выйдет, девушки! Подарок-то у меня всего-навсего один.
Н а с и м а. Ну, а любимых у тебя сколько?
Девушки. Ха-ха-ха!..

А п т р и. Булат, дружище, не пытайся переговорить этот народец. Язычки у них что бритвы.
Майсара. Погоди, Аптри, ведь мы еще не знаем, какой подарок он приготовил.
Аптри. Ну, что я говорил! И у этой крали голосок прорезался.
Смеются.
Н а с и м а. Ты, Булат-абый, про подарок всё говоришь, а не показываешь его.
Булат. О, подарок у меня особенный, его только на смотринах показывать можно.
Майсара. Что же это за невидаль такая? Ты вроде прячешь его от нас, будто боишься, что сглазим!
Аптри. Вот-вот, расчирикалась птичка! Придется показать, Булат, иначе худо тебе будет!
Булат. Нет, никак не могу.
Майсара. Ну, чего ждать от шахтера? Разве платок какой-нибудь да и то углем перепачканный!
Булат. Перепачканный или нет, это мы еще увидим, только просто так я его все равно не покажу.
Н а с и м а. А кому дарить собираешься?
Булат. Ей.
Девушки. Кому это, ей?
Булат. Ей.
Девушки. Кому же?
Булат. Ей.
Н а с и м а. Он нарочно дразнит нас, девушки, а у самого за пазухой, небось, старый лапоть!
Булат. Лапоть?
Н а с и м а. Лапоть.
Булат. Лапоть, говоришь?
Н а с и м а. Так и говорю - лапоть!
Булат. Значит, лапоть?
Н а с и м а. Лапоть, лапоть, лапоть...
Булат. Сейчас увидишь, какой это лапоть (Выхватывает из-за пазухи голубую шаль.) Вот, смотри.
Все вместе. Шаль! Голубая шаль!..
Булат. Ну что, курносая, лапоть, да?
Н а с и м а. Ой, кому такая красота?
Булат. Хочешь знать?
Н а с и м а. Да, да, очень хочу!
Булат (собрав шаль в ладони). А тому, кто до нее дотянется.
Н а с и м а. Как это?
Булат. А вот так. Девушки, хотите поиграть?
Все вместе. Хотим, хотим!..
Булат. Пусть девушки спляшут. Сыграйте им, джигиты. Я буду стоять здесь и держать шаль в руке. Пусть она той достанется, кто сумеет выхватить ее во время пляски.
3 а г и р а. Поклянись, что не обманешь, скажи: валлахи*
Булат. Валлахи!
Н а с и м а. А теперь скажи: таллахи*.
Булат. Таллахи!

А п т р и. Ох, и вредный ты человек, Булат, всех девчат до смерти перепугал.
Н а с и м а. А чего нам пугаться-то? А ну, девушки, спляшем, что ли?
Девушки. Спляшем, спляшем!
Аптри (гармонисту). Эх, сыграй-ка, Гимади! А ну, красотки, выходи!
Пляшут. Майсара в конце пляски заворачивается в шаль.
Все вместе. Хоп!..

VII.Те же и Зиганша.

3 и г а н ш а. Это еще что за собачья свадьба такая?! А ну, проваливайте все! Надо же, шабаш в моем доме устроили! Греховодники! Исчадия ада!.. Лучше бы ишана-хазрета* встречать пошли... Слуги шайтана... (Выходит.)
Майсара. Пропали мы, Булат, милый, пусти меня.

Булат. Когда увидимся? Майсара. Приходи, как стемнеет. Я ждать тебя буду.
Прячутся. Входит Зиганша.

Зиганша. (увидев их). Вы что затеяли, свиньи, аллахом проклятые? (Вытаскивает Майсару за руку.) Ах ты, бесстыжая, пошла прочь, чтоб глаза мои тебя не видели!.. А ты, шайтан* шахтерский, собака неверная, чего тут потерял?! Если жить надоело, я помогу!.. (Замахивается дубиной.)
Булат, (выступает вперед). Ну?
Зиганша (швыряет в него шаль). Вон из моего дома, богохульник треклятый!
Булат. Да что ты говоришь?
Зиганша. Шайтан шахтерский, безбожник, ступай прочь, пока цел!
Булат. Ба, Зиганша-абзы, мы ведь еще поздороваться не успели. Давай-ка пожмем друг другу руки, как это у праведных хаджи* принято. (Идет к нему.)
3 и г а н ш а (испуганно). Ах, проклятый! Ишан-хазрет, ишан-хазрет! (Спасается бегством.) Караул, караул, караул!
Булат выходит.

Занавес.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
Усадьба Зиганши. Старухи входят в ворота, напевая.
1. Старухи, старики и Байгур;

Старухи.
Ишан приехал, слышали?
Приехал нас ублажать,
Его дыханьем дышим мы,
Над ним аллаха благодать.
Молитву нам он сотворит
(Не зря приехал издали).
Мы приношеньем одарим,
Чтоб он грехи нам замолил.

Старик.
А где же он, ишан-хазрет?
Благословил бы поскорей...
Моей гречихе будет рад,
С гречихой, думаю, верней.

Старухи.

Он отдыхает, притомлен.
Ходил обедать к богачам.
Тсс... Не шуметь! Нарушим сон, Не прогневить бы сгоряча...
Все вместе (шепотом).
Ш-ш-ш-ш!..
Старики. Ш-ш-ш-ш!.. Присядем вот сюда тихонько да потолкуем покуда.
Садятся.
Все вместе.
Жизнь у ишанов - дай да дай,
Помыться всласть - и все дела.
На этом свете жизнь как рай,
На том не хуже чтоб была.
И шубы лисьи на плечах,
Снимать самим их даже лень.
А ездят все на скакунах,
Блины в сметане каждый день!

Старики.
Жен у них много молодых.
И все уж больно хороши!
По шариату* - все для них,
Вся жизнь ишанов - бик якши*!
3 и г а н ш а входит.

II. Те же и Зиганша.
Все вместе.
Ты нас послушай, Зиганша,
К ишану все мы тут пришли.
Но где ж он ходит, мил-душа?
Мы подношенье принесли.
Зиганша. Давай сюда.

I старуха.
Я от коровы целый год
Не вижу капли молока.
Ишан молитвой бы помог?
Я принесла вот садака*.
Дом полон деток мал-мала,
А молока все нет да нет.
Я и яичек принесла,
Возьмет ли их ишан-хазрет?

II старуха.
А у нас мерин захромал,
Давно, сердечный, мается...
Я вот сметаны принесла,
Ишану дам - поправится.

I старик.
Пшеницы нынче недород,
С земли я подать не сдавал.
Все по сусекам я согреб -
Мешочка даже не собрал.

II старик.
Да, урожай был нынче плох..
Слышь, не прогонит он меня,
Благословит ли за горох -
Принес ишану малость я

III старуха.
Подарка нету у меня,
Одна хохлатка только есть.
Благословенье даст ишан -
Яиц в хохлатке много есть!

IV старуха.
Дать нечего я не могу -
Лишь полотенце с просинью...
Не то сыночка уведут
В солдаты нынче осенью...

Зиганша (курице). Да не вертись ты, проклятая! Вот сверну шею, будешь знать. Не возьмет хазрет эти яйца, Гульджамал-эби, из них цыплята скоро вылупятся. Смотреть надо, что ишану несешь. Саттар-агай, подойди-ка со своим подношением поближе.
Байгура. А это, милый, не подачка нищего. Мучицы тут все пять пудиков и ни на грамм меньше! Уж я свое подношение, если аллаху будет угодно, ишану-хазрету в собственные ручки передам.

1 старуха. Да как же это случиться-то могло? Ведь яйца из-под черной курочки были. Ладно, ладно, касатик, схожу я, поменяю.
Зиганша. Старики, ишан-хазрет выйдет скоро, вот только омовение закончит. Не расходитесь. Что-то народу маловато нынче. Или, думаете, ишан каждую неделю приезжать к вам станет? Случаем пользоваться надобно, чтобы получить благословение... Ты, Мухаметжан-агай, вот чего: давай сбегай-ка живехонько в дальний конец деревни, к вероотступникам тамошним. Пускай идут с подношениями да зовут ишана к столу, не то останутся без благословения. Завтра утром ишан домой собирается. А вот он и сам сюда идет.
Входит ишан

III. T е же и и ш а н.

Старики. Ассаламмегалейкум.* (Целуют ишану руку.) И ш а н. Вагалейкумассалам*.
Пауза.
Это что же, всё подношения ваши? Добро, добро, хорошим, богоугодным делом занимаетесь. За то каждое ваше желание исполнено будет. Так ангелы мне подсказывают.
Б а й г у р а. А это тебе от меня. Муки тут ровнехонько пять пудов. Ежели не веришь, можешь взвесить, только так и знай: пять пудов тут. А еще пачка ишмуратовского чаю* в придачу. Попарившись путем в баньке, чайком побалуешья... Так что вот, по подношению и благословение свое мне дашь.
И ш а н. А сено чье?
I старуха. Мое, ишан-хазрет. Не могли бы вы освятить его молитвой вашей?
И ш а н. Как это понять, к примеру?
I старуха. Да вот, коровушка молоко давать перестала, дома детки голодные.
И ш а н (тихо переговаривается с Зиганшой). Аллах да сохранит вас, старая, плохи ведь дела-то. Корова ваша шайтаном мечена, неверная она среди скотины, аллах сохранит да поможет вам. Род свой она, к примеру сказать, ведет от коровы самого шайтана Абужахила*, навеки проклятого аллахом. Ночами ее нечисть доить повадилась - джинны, ифриты, шура-ле, шайтаны, оттого и молока не стало. Надо будет хорошенько помолиться за нее... Ладно. Ну, а телец, телец, к примеру сказать, у нее имеется? Как он выглядит?
I старуха. Теленок-то? Теленок здоровенький, хорошенький такой, как есть лучший в стаде.
И ш а н. Вот, вот, в этом тельце все дело. То вовсе не телец.
I старуха. Теленок, мой хазрет, теленок, очень даже хороший, здоровый теленок.
И ш а н. Это только кажется так, а на самом деле никакой это не телец, а шайтан... сам нечистый дух, к примеру сказать...
I старуха. Нет, нет, мой хазрет, никакой он не шайтан, телок, как все, - и прыгает, и мычит так же.
И ш а н. Шайтан он, вне всякого сомнения шайтан... В священном писании сказано: не видать рая тому, кто заведет в своем хозяйстве шайтана в образе тельца. Да не оставит нас аллах своей милостью, жизнь день ото дня тяжелей становится. До сей поры коровы еще не приносили проклятых аллахом тварей, а теперь - вот, сами видите. В священной книге черным по белому писано: ближе к светопреставлению землю заполонят шайтаны, похожие на тельцов. Не иначе, как грехов у вас много стало. Подношения чаше делать надо. Дела такие были известны лишь во времена не достойных аллаха фараонов. То бишь, к примеру сказать, коровы фараонов разрешались шайтанами. Этим проклятым тварям мало-помалу весь нечистый род фараонов поклоняться стал. Знайте же, люди, держать при доме шайтана в образе тельца - самый великий из грехов. Если заводить тельцов, то только правоверных, истых мусульман. Не приведи аллах овцам так же вот с пути праведного сбиться.
I старуха. Да как же быть нам, мой ишан? Что с кяфиром* этим, с теленком-то, делать?
Ишан. Ничего не могу сказать, старая. Я уж поседел весь, сил больше не осталось бороться со всей этой нечистью - шайтанами, лешими и неверными, аллах сохранит да поможет
нам.
I старуха. Хазрет мой, прошу- вас, сделайте что-нибудь, избавьте нас от отродья этого адова.
И ш а н. Пожертвования, пожертвования нужны, аллах сохранит да поможет нам.
I старуха. Хазрет мой, мы люди темные, помогите нам, научите, как быть, - на вас вся надежда. Придите, аллаха ради, избавьте от напасти!
И ш а н. Повезло тебе, старая, что я рядом оказался. Благодари всевышнего. Ну, подумай сама, что было бы, если б телец, кяфир тот, в корову вырос, молоко давать стал бы, а вы то молоко пили бы, а? Считай, что на том свете никому из вас не пришлось бы испить из райского источника. Так-то. Ну, ладно. Жил некогда старец святой по имени Саса. Тысячу лет отшельником провел он, усердно молясь аллаху. И вот, напившись как-то молока от проклятой всевышним коровы, он не попал в рай, аллах да сохранит нас от греха такого.
gee вместе. Бывает же такое!..
I старуха. Хазрет, научите, куда девать нам того теленка.
И ш а н. Надо сотворить молитву, возвращающую в истинную веру, ну, а кости, очистив прежде молитвой, называемой кафнун-валяззаллин, зарыть в землю на глубину семь фарсахов*, не меньше. Вот. Другого выхода нет.
I старуха. О аллах великий, не чаяли, не гадали, а грех-то рядышком совсем был! Ишан-хазрет мой, да как же нам быть-то?
И ш а н. Если подношения за покаяние, веру и коран осилите, пожалуй, я возьмусь за это дело и сам все улажу во имя веры, аллах да помилует нас.
I старуха. Хазрет мой, а что, если мы теперь же передадим того кяфира в ваши руки? Уж вы сумели бы связать его святыми молитвами и не позволили, подобно какой-нибудь летучей мыши, взлететь в небо.
И ш а н. Истинно так, старая, ты все правильно решила. Этим ты заслужила отпущение грехов. Теперь слушай меня внимательно. До первых петухов приведи тельца сюда и привяжи к изгороди. Если аллаху будет угодно, я уведу его с собой и, как уже было сказано, обращу в истинную веру. Ладно. Ну, а теперь ступайте все по домам - пришло время совершить омовение и вознести аллаху благодарственную молитву. Мы приняли решение отбыть завтра, сразу после утреннего намаза. Если имеются подношения, спешите доставить их до нашего отбытия. Тем же из мусульман, которые еще не слышали о нашем приезде, сообщите: меня беспокоит, как бы они не были обойдены благословением, аллах да упасет их от такого несчастья. Байгура. После намаза прошу тебя пожаловать к нам, ишан-хазрет. Есть у меня вяленый гусь - нарочно для тебя приберег. Не гусь, а загляденье, право. До того хорош, что и на стол подавать жаль. Приходи и ты, Зиганша, там, глядишь, еще чего-нибудь сообразим, хи-хи-хи...
И ш а н. Как тебя, Зиганша, вели-ка воды мне подать. А сам, если это не далеко, ступай взгляни на того кяфира, тельца то бишь. Аллах сохранит да поможет нам.
Все выходят.
Зиганша. Слушаюсь, хазрет. Это не далече, рядышком тут. (Кричит в дверь.) Эй, кто там есть, ишану-хаз-рету воды для омовения подайте. (Выходит в ворота.)
И ш а н. Аллах сохранит да поможет нам... Если телец и вправду так хорош, как та старуха расписывала, оставлю его на племя, а если обыкновенный, но упитанный,- тоже неплохо, телятинкой побалуемся, хи-хи-хи.
М а и с а р а входит с кумганом* и полотенцем, ждет в сторонке, прикрыв лицо платком.

IV. И ш а н и М а й с а р а.

И ш а н (озираясь воровато). Ла иллахэ иллялла*... Мужйчка-то что гурия райская, стройна, тонка... а ну-ка, доченька. (Опирается на руку Майсары.) Писание велит нам совершать омовение в укромном месте. (Заходит за угол дома, совершая омовение, поглядывает на Майсару.) Бисмиллахир-рахман иррахим*, как звать тебя, красавица?
М а й с а р а. Майсара.
И ш а н. Славное имя. Пятая жена пророка Сулеймана, говорится в писании, тоже Майсарой звалась, упаси аллах, .упаси аллах. Ты кем же Зиганше доводишься, родственницей?
Майсара. Да. Зиганша-абый отцу моему родным братом был.
И ш а н. Выходит, ты покойного Мифтахутдина дочка?
Майсара. Да.
И ш а н. Баракалла, баракалла*,
отец у тебя хороший человек был, да пребудет душа его в раю, аминь, аллахеакбар*... Открой личико, красавица. Священное писание велит ничего от ишанов не прятать. (Отводит платок от лица Майсары.) Вот так. У-у, баракалла, баракалла!.. Да ты, оказывается, девица в самом соку, вроде ягодки-малинки наливной, иными словами... Упаси аллах, упаси аллах. (Гладит Майсару.) Майсара, Майсара, Майсара... Баракалла, баракалла. Так. Судя по цвету лица, похоже, больна ты. Надо полечить тебя заговорами. Груди-то как, не болят ли?
Майсара. Ничего у меня не болит, хазрет.
И ш а н. Нет, красавица, не говори так, нельзя. Недуг, он по-всякому проявляется. В священном писании сказано, что болезни двоякого вида бывают - наружные и внутренние. Внутренние часто весьма и весьма загадочны. Упаси аллах, упаси аллах, тебя без сомнения теперь же полечить надо, пока дело не зашло слишком далеко. Бисмиллахеиррахман иррахим... (Щупает груди Майсары.) Кхм, кхм, верно, есть болезнь.
М а й с а р а. Что вы делаете, хаз-рет?! (Вырывается.)
И ш а н. В грудки твои нечистый дух вселился, пригожая Майсара, надобно изгнать его оттуда. Ну-ка, ну-ка, взгляну еще разок.
Майсара. Да что вы, хазрет?!
И ш а н. Нечистого поскорее изгнать надо, он там веру твою в аллаха подтачивает. Выдавить его, проклятого, надо.
Майсара. Да нельзя же так, хазрет, я закричу сейчас!
И ш а н. Упаси аллах, упаси аллах, ' вон ведь нечистый что с тобой творит - кричать принуждает. А ты не слушай его... (Пытается поймать Майсару.)
Майсара. Не тронь меня, хазрет! Кому говорю, не тронь!..
Убегает, ишан бросается за ней.
И ш а н. Стой, глупышка, я же только шайтана изгнать хочу, шайтана...
Майсара скрывается в доме.
И ш а н. (Надевает чалму и чапан.) Упаси аллах, упаси аллах, и все же надо будет полечить мужичку заговорами. (Перебирает четки.)
Возвращается 3 и г а н ш а.

I. Ишан и Зиганша.
3 и г а н ш а. Видел я того неверного, ишан-хазрет, крепкий, здоровый теленок. На племя вполне годится.
Ишан. Все в руках аллаха, может, и на племя оставим.
Пауза.
Я, Зиганша, сон тебе рассказать забыл. Как прилег я после обеда отдохнуть, удивительный сон мне приснился.
3 и г а н ш а. Хоть бы к добру был, хазрет.
И ш а н. Аллах ишанам дурных снов никогда не посылает. И этот к добру быть должен. Так вот, слушай. Сидим мы будто бы с тобой так же, как и теперь, у тебя во дворе, а перед нами - голубка белая, гулькает, зернышки подбирает... Тут из того вон угла сам великий пророк наш Мухаммет вдруг является и, грозя тебе зеленым своим посохом, кричит: “Эй ты, Зиганша, раб аллаха, приверженец ислама... “
Зиганша. Ну, а дальше-то что было, хазрет? Что дальше?
И ш а н. Кивнув на белую голубку, пророк и говорит: “Поймай ее и подари, к примеру сказать, ишану-хазрету, этому святому человеку “. И ты, послушный чудесному провидению, поймал птицу и, встав передо мной, сказал: “Хазрет, поручаю голубку эту твоей воле. Примешь ли ее? “ А я ответил:- “Да, приму “. После того я будто бы достал пять рублей серебром и отдал тебе как выкуп за невесту... Тут в воротах возник пророк Сулейман и совершил для нас с голубкой брачный обряд. И я увидел, что голубка-то не голубка вовсе, а воспитанница твоя Майсара, дочка покойного Мифтахутдина.
Зиганша. И вправду чудесный сон, хазрет.
И ш а н. Я и сам так думаю. Нельзя уклоняться от судьбы, предначертанной нам аллахом, и, если уж судьбе угодно, чтобы мы с тобой породнились, ничего не поделаешь. Я пойду на это, даже если придется дать старой жене развод, потому что мусульманину не положено жить с пятью женами. В священном писании сказано, что число жен должно быть не более четырех. Ладно. Сейчас время вечернего намаза, пойдем в мечеть. Ты омовение совершил?

3 и г а н ш а. Совершил, хазрет.
И ш а н. После намаза мы еще потолкуем с тобой об этом, посоветуемся.
3 и г а н ш а. Слушаюсь, господин... Как вы скажете, так и будет. Если будет на то воля всевышнего, я собственную жену отдам вам в жены. Поступайте, как знаете, хазрет.
И ш а н. Баракалла... Ты верно рассудил, очень верно.
Выходят. 3 и г а н ш а запирает ворота.
Аллах сказал: “Сберегу береженого “, так что правильно делаешь, что ворота запираешь, баракалла, баракалла...
Уходят. Большая пауза. Музыка.

VI. Булат и Майсара.
Булат (поет).
Как на крыльях, я мчался к милой.
Как скучал я по любимой
В той далекой стороне!..

Входит Майсара.
Розовый платочек мой
Вместе с шалью голубой.
Слышишь в трели соловьиной
Вечный зов любви земной?

Майсара (поет).

Все глаза свои проглядела,
И сама вся пожелтела -
Все звала тебя домой.
Розовый платочек мой
Вместе с шалью голубой.
Дней прошедших жаль мне очень,
Вместе б нам в деревне жить...
Ах, розовый платочек
Вместе с шалью голубой.
Жду, придешь ли ты на свиданье?
Или тоже, или тоже...
Отвернешься, как и все?
Розовый платочек мой
Вместе с шалью голубой.
Вот уж звездочки на небе...
А Булата нет и нет.
Ах! Розовый платочек
Вместе с шалью голубой.
Ну, зачем сердце ранил твой взгляд?
Черноокий, милый, милый,
Посмотри в мои глаза!
Розовый платочек мой
Вместе с шалью голубой.

Вместе.
Дай обнять тебя покрепче,
Чтобы вместе, вместе быть!
Ах! Розовый платочек
Вместе с шалью голубой.

Булат.
Все скажи ты мне, все стерплю я..
Твое сердце не обманет,
Что наветы? - только злость.
Ну, а шаль-то голубую
На головку ты набрось.

Вместе.
Много есть дорог на свете,
К сердцу хватит и одной.
Ах! Розовый платочек
Вместе с шалью голубой.
Целуются.

М а й с а р а. Булат, милый, надолго ли приехал?
Булат. А это от тебя зависит, погляжу, как вести себя будешь. Как вы тут живете-можете, Майсара?
М а й с а р а. Булат, милый, не уезжай. (Плачет.)
Булат. Ты плачешь? Почему?
Майсара. Нет, нет, это я так - от радости. Если бы ты знал, Булат, милый, родной, любимый мой Булат, как я скучала, как тосковала по тебе! (Ласково льнет к нему.) Подумать только! Целых два года прошло. Сколько ночей провела я, читая и перечитывая твои письма. Мне казалось порой, что умру, не хватит сил дождаться тебя. Когда Загира сказала, что вернулся ты, я думала сойду с ума - дыхание вдруг перехватило, голова закружилась, еле на ногах устояла... Булат, родной, нельзя нам тут: народ с вечернего намаза сейчас пойдет. Знаешь, что? Иди к ручью и жди меня там, я приду скоро. Булат. Пойдем вместе! М а й с а р а. Нет, нет, нельзя мне. Я же говорю: намаз кончается, самовар ставить надо, ужин собирать. Как только лягут, я сразу же прибегу.
Булат. Слушаю я тебя, Майсара, и сердце холодеет - не слишком ли много воронья без меня тут к вам поналетело? Друзей, гостей, родственников? Для них стараешься... Да на что оно тебе сдалось, воронье это, когда рядом с тобой - сокол?
Майсара. Что ты, нет у нас никого! Ишан-хазрет да дядя.
Булат. Вижу, этот ваш ишан не бросил давнюю привычку по праздникам побираться. И куда добро девает! В шахту бы старого греховодника - сразу праведником стал бы.
Майсара. Знаешь, милый, с ишаном неладное что-то творится. Умом он тронулся, что ли?..
Булат. Что так?
Майсара. Странно как-то глядел на меня давеча и всякую чепуху молол.
Булат. А что он говорил?
Майсара. Да уж говорил... За руки хватал, болтал, что нечистый дух в меня вселился.
Булат. Ах он, шайтан старый! у него самого под чалмой нечистый дух сидит.
Майсара. Насилу вырвалась. Надо, говорит, заговорами лечить.
Булат. Медведь старый! Да его самого подлечить надо. Пусть только попадется мне, уж я наставлю его на путь истинный.
М а й с а р а. Булат, родной мой, не могу я больше жить в этом доме. Зиганша-абый скверными словами обзывает, бьет, а по ночам к нему какие-то страшные люди собираются - пьют, дерутся, меня обижают.
Булат. Так дядя твой до сих пор конокрадством занимается? Давно бы пора вывести его на чистую воду да и вытряхнуть из деревни...
М а й с а р а. Уж до чего хорошо было, пока в тюрьме сидел. А теперь ишан ему во всем потакает, вот он и стал, как зверь лютый.
Булат. Ну и задам я конокраду этому!.. Послушай, Майсара, милая моя, я ведь жениться приехал. Деньжат на свадьбу подкопил. Ты как, не передумала еще?
Майсара. Стыдно сказать, только я теперь же хоть на край света пошла бы за тобой...
Булат. Тогда все в порядке, через неделю мы с тобой веселую свадьбу закатим! Эх, Майсара, за два года дня не было, чтобы я о тебе не думал. В глубоких, темных колодцах руки мои уголь дробили, а душа с тобой была. Чтобы на свадьбу скопить, я два года по две смены трубил. Старые шахтеры, что по тридцати лет там работают, только диву давались, откуда силы у меня.
Майсара. Бедный! Досталось тебе.
Булат. Работа есть работа, я никогда не боялся ее. Одно тяжело - одиночество. Сколько мыкался, родная моя Майсара, по белу свету, а краше нашего аула не видал, не встретил девушки, милее тебя. Над нашим аулом даже месяц как-то по-особому светит. Смотрю я, бывало, на него, и хорошо на душе становится. Там, где я был, соловья, жаворонка и за деньги не услышишь: день-деньской машина стучит и грохочет. Только не слышал я ее - думы мои лишь о тебе были, родная...
М а й с а р а (вскакивает с колодезного сруба). Ой! Пропали мы! Они уже
здесь!
Булат. К ручью приходи, ждать буду.
М а й с а р а. Ладно, ладно. (Убегает в дом.)
Ишан и 3 и г а н ш а замечают Булата.

VII. Ишан и Зиганша.

Ишан. В чем дело, Зиганша? Разве у голубки ястреб есть?
Зиганша. Не горюй, хазрет. Где ястреб, там и охотник!.. (Хватает дубину и выскакивает за ворота.) Караул! Вор! Вор! Держите вора! Караул!.. (Гонится за Булатом.)
Занавес.

<...>

ПОЯСНЕНИЯ К ТЕКСТУ
И ш а н - глава религиозной секты у мусульман.
К а ч к ы н - беглый.
Т у й - свадьба.
С а б а н т у й- весенний народный праздник.
М а й д а н - площадь, а также луг, где проводятся состязания во время сабантуя.
В а л л а х и, т а л л а х и - ей-богу! Честное слово!
X а з р е т - титул, прибавляемый к именам святых и пророков.
Ш а й т а н - черт.
Х а д ж и - человек, совершивший паломничество в Мекку и Медину.
Ш а р и а т - свод мусульманских законов.
Я к ш и - хорошо.
С а д а к а - подаяние.
А с с а л а м м а г а л е й к у м (араб.) - слова приветствия.
В а г а л е й к у м а с с а л а м (араб.) -ответное приветствие.
И ш м у р а т о в с к и й ч а й - лучший сорт чая, купленный в лавке купца Ишмуратова.
А б у ж а х и л - сатана.
К я ф и р - неверный, иноверец, фарсах (араб.) - мера длины, равная шести километрам
К у м г а н - медный кувшин, используемый для омовения.
Л а и л л а х э и л л я л л а (араб.)- слова, молитвы: “Нет бога, кроме аллаха... “
Б и с м и л л а х и р р а х м а н и р р а х и м (араб.) - слова молитвы: “С именем аллаха “. Баракалла (араб.) - да благословит аллах.
А л л а х еа к б а р (араб.) - аллах велик.
З и м а го р - крестьянин, уходящий на отхожий промысел. В переносном смысле: дурной человек.
Н и к я х - обряд бракосочетания.
А з р а и л - ангел смерти.
Ш а к и п д - ученик медресе.
X а й в а н - скотина.
О с т а з б и к е - жена муллы, ишана.
Б и к е - благородная дама.
Ч а п а н - долгополая верхняя одежда, в которую женщины кутались с головой.
С о б х а н а л л а - выражение изумления и удовлетворения.
К а л ф а к - украшение, бархатная шапочка, вышитая жемчугом или бисером.
 
 

Последнее обновление: 19 сентября 2017, 13:27

Все материалы сайта доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International
Яндекс цитирования