Еникеев И. Трагическое в поэзии Х.Туфана

Источник: Язучы библиографиясенә яңа чыганаклар.-Казан, 1990

Настоящий поэт всегда исходит от правды лично пережитого и выстраданного. Благодаря этому он остается в памяти современников и потомков. И отныне становится частицей исторического времени, ориентиром для последующих поколений, берущих на вооружение те или иные ценности. Таким поэтом является, например, А.Т.Твардовский.

Забыть, забыть велят безмолвно,
Хотят в забвенье утопить
Живую боль. И чтобы волны
Над ней сомкнулись.
Быль - забыть.
Забыть родных и близких лица
И стольких судеб крестный путь...

Нелегко, исподволь, мучительно, но неуклонно пробивается в поэзии Твардовского тема трагической памяти тридцатых годов. Она "большей частью присутствует затаенно как "немая боль", пропитавшая собой, в сущности, многие его строки, и военные и послевоенные ..."
Та же "немая боль" присутствует в подтексте и в завуалированной форме стихов Туфана. И только сейчас, когда сопоставляешь стихи с трагическими фактами его жизни, раскрывается вся глубина и внутренняя сила творческого наследия Туфана. Мотивы трагической по своим последствиям разлуки с родными, с любимой женой, стоят в одном ряду с болью А.Ахматовой, написавшей "Реквием", по замученным советским людям. Эта поэма и о страданиях матери, которую судьба разлучила с сыном.
Общая тональность сближает произведение Ахматовой и стихотворение Туфана "На земле лежат два белых крыла"/1953/.

"Балакаен җуйган кош сыман
Моңаясың,-диләр,-кем өчен?
Йөрәгенең зәңгәр көзгесен-
Күзләрен мин аның юксынам,
Балакаен җуйган кош сыман.
Күз алдымда тора әле дә
Киткәндәге моңсу күзләре...
Оныта алмам, ахры, мәңгегә...

Судьба Туфана становится ориентиром для понимания его стихов, смысл которых гораздо обширнее, чем это может показаться на первый взгляд. Поэтический мир Туфана ведет к осмыслению более широкой панорамы жизни и, несмотря ни на что, у поэта нет озлобленности и тенденциозности. Намекая в подтексте и в форме эзопова языка на реальные факты истории советского народа, на свою судьбу, Туфан не стремится к негативной интерпретации этих событий. Его цель более конструктивна и опирается на нравственные и гуманистические критерии. Поэт хочет показать правду жизни во всей ее глубине, противоречивости и трагизме. Хочет показать счастливые, радостные минуты, боль и страдания народа.
"Замолчать больные вопросы нашей истории - значит пренебречь правдой, неуважительно отнестись к памяти тех, кто оказался невинной жертвой беззакония и произвола... Любой советский человек, делом доказавший свой патриотизм, свою преданность Родине, социализму, выполнил свой долг... Мы обязаны понимать -насколько же более высокой была бы отдача их усилий для всей страны, для каждого из нас, если бы их творческий заряд, материальная действенность не ослаблялись объективно антиленинской, антисоциалистической практикой".
Туфан, как подлинный сын народа, в своем творчестве выразил эту трагедию советских людей, трагедию советской интеллигенции, отстаивавших в жестоких условиях нравственные, гуманистические и подлинно социалистические ценности. Поэзия и жизненные события были для Туфана тем испытанием, в котором формировался и закалялся нравственный ориентир на будущее, потребность в котором осознает сейчас советское общество.
"В 1940 году ложное обвинение на шестнадцать долгих лет оторвало меня от родного народа и родной литературы. Последние шесть лет из шестнадцати я жил в Сибири."2. В тюрьме Туфана подвергали круглосуточным допросам, требуя, чтобы он подписал ложное признание. В 1942 году его приговорили к расстрелу. Через месяц смертный приговор заменили на 10 лет лагерей. Но и после этого Туфану пришлось немало испытать. В таежном лагере, не выдержав тяжелой работы на лесоповале, он едва не умер от истощения. Его спасла любовь к жизни, добрые люди и посылки с сухарями, которые присылала ему жена. Цену этим сухарям он узнал лишь по возвращении из ссылки, когда его жена уже умерла.
"Жена Туфана была выгнана с работы, осталась без карточек и без денег. В Казани в то время почти в каждой школе был госпиталь. Раненым требовалось очень много крови. А тем, кто сдавал кровь, давали продукты. Конечно немного, лишь на несколько дней, чтобы восстановиться... А жена Луиза несмотря ни на что, посылала это питание мужу".
Туфан написал об этом подвиге во имя любви стихотворение "0 чем говорят капли?" /1957/. Это стихотворение, посвященное Луизе Салиаскаровой, по своему трагизму и напряженности чувств, по своей жизнеутверждающей и обличительной силе является одной из вершин творчества Туфана. В рукописях этого стихотворения имеется несколько вариантов названия: "Верность, залитая кровью", "Кровавая правда", "0 верности", "В ее ридикюле", "Неизвестная весть", "Поздняя весть". В нем Туфан воплотил трагедию любящих, навеки разлученных судьбой и больше не увидевших друг друга: "Свобода немного запоздала пока нашла меня в Сибири". Здесь и трагическая судьба жены:

Эштән сөрелгәнсең...
Еллар сине донор иткәннәр
Посылкалар белән ярдәм иттең.:
-Без бит өйдә... илдә бит...-дидең.
Ә ул ярдәм
Каныңа алыштырган
Паекларың икән бит синең....
Соңгы көнен көткәнсеңдер дә...

Поэт вернулся домой, но чувства живы:

Сандыгыңда ята синнән калган
Белешмәләр салган ридикюль
Миннән сиңа - гомер юлдашыма
Иң беренче бүләк иде ул.

Для передачи душевных переживаний Туфан использует образы природы, что характерно для его творчества:

Һәркайсында Тамчы-тамчы эзләр,-
Болыттанмы алар, әллә синең
Керфекләрдән тамдылар микән?

Тәрәзәңә "жилләр" бәрелгәннәр,
Сагынма. - дип, янап киткәннәр...
Күнмәгәнсең...
Уйчан гөлләр Бер-беренә хәбәр биргәндәй:
Кеше булсак әгәр. Без дә шулай
Сыкрар идек бәлки..."-дигәндәй...

Туфан возвеличивает красоту и самоотверженность человеческих чувств, передает страдание любящей души и жизнетворящую силу любви:

Алдарсың дип уйлый идеммени?
Ә син мине алдагансың ич
өзелер хәлгә җиткән гомеремне син
җаның белән ялгагансың ич...
Баш иям дә рәсмең каршында мин,
Күзләреңә багам тилмереп,
Яшьле күзен Мадоннага текәп
Сүзсез калган Рафаэль кебек...

Это трепетное и благодарное чувство к жене, тоску по ней Туфан пронес через всю свою жизнь. Стихотворения, воплотившие эти переживания можно по праву назвать замечательными образцами любовной лирики.
В 1942 году Туфан писал из тюрьмы: "Я сейчас во второй колонии. Очень рад, что меня оставили в Казани рядом с вами; с тобой и детьми... Мне прежде всего хочется узнать о вас, о тебе и детях...
Общение духовной связи со своими близкими поддерживало поэта в годы разлуки и, в то же время, усиливало его страдания, порожденные несправедливым арестом.
Понимая всю тяжесть своего положения и страдания своих близких, Туфан писал из тюрьмы своей жене: "Ты сама не поддавайся трудностям, как и прежде надейся, будь тверда. Надейся, Лу, что эта разлука лишь временна. Хоть мое дело и затянулось, но завершится моим оправданием..."»
Для поэтического воплощения своих переживаний и чувств любимого человека Туфан обращается к образу цветка, ставшему традиционным в его лирике, понимаемому как знак внутреннего мира человека.

Көз иде...җирнең шушындый II Күңелсез чагы иде;
Астралар, гөлләр кыраулы, II Каеннар сары иде...
Ни булды сиңа, Гүзәлем, II Йөзләрең сарылана?
Синең дә бардыр, күрәсең, II Әрнүләр, жәлләүләрең:
Яшьләрең юа лабаса II Күзеңнең зәңгәрләрен...
/1942/

Туфан поддерживает в жене и в себе надежду на встречу, понимая, что в тех жестоких обстоятельствах это единственная возможность сохранить любовь, подлинно человеческие чувства, не сломаться. Символом этого противостояния любви и смерти является образ "белых одежд".

Тышта-ниләр бар икән: II Юллар зәңгәр кар микән?
Боз тәрәзәз алсулана, II Пожар микән, таң микән?.. Бездә дә таң тугандыр, II Инде ул да торгандыр
Бергә чаклар исенә төшеп II Күңелләре тулгандыр... Уйлыйдыр ул: "Сау микән?... II Аклы киемен кигәндер... Бәлки, кайтыр дигәндер, II Зәңгәр карны яра-яра Вокзалларга килгәндер... II Бәлки, табылыр дигәндер...
/1944/

Жена была для Туфана духовной опорой, его другом и соратником, к ней он обращал свои сокровенные мысли и просил помощи."Как убедить, Луиза, что я невиновен, как убедить? Ты ведь меня знаешь. Разве я против Советов? Нет я не такой... 6 лет и 6 месяцев мы жили вместе Лу. За это время ты же могла видеть, что я не враг народа? Ты же знала, что я прямой и честный сын своего народа?... Лу, Отправь это в конверте с вокзала на московском поезде... Перепечатай на машинке "Письмо к большевикам" и оригинал отправь также с вокзала, чтобы не попало на казанскую почту и в руки моих судей... Старайся не показывать чужим людям... Прочитай и убедись - виноват я или нет..."
Подобными мыслями и чувствами навеяны образ любящей и ищущей женщины в стихотворении "Когда на дворе рассветает"

Иртәләр җитте исә, II Аклысын кия ярың:
Юлларда күзе аның... II Ә юлда – җилләр исә
Ә юлда - куе тузан II Син килеп чыгар сыман
Җил йөгереп килеп кереп II Сөенечләр бирер кебек...
Иртәләр җитте исә II Уян да, терел дә син,
Кайт әле өеңә син: II Күр, гомере ничек кичә...

В этом стихотворении нюансы чувств, личные конкретные переживания воспринимаются уже как типические в силу своего стилистического воплощения. Неопределенно-личные местоимения, знаки природы и истории, символы придают искренним личным чувствам общечеловеческий смысл, делают конкретные переживания, воплощенные талантом Туфана, достоянием национальной культуры. Стихотворение посвящено Амине Джалиль, но,несомненно,оно относится и к Луизе Салиаскаровой. Перед нами психологически точный портрет любящей женщины и одновременно ощущается благодарность поэта за искреннее проявление души, его восхищение и сопереживание этим подлинно человеческим чувствам и страданиям. Вся тяжесть последствий за принятие в этой трагической ситуации решения в пользу человеческих чувств, нравственной красоты ложится на обоих. Туфан понимал трагизм этого выбора, видел его возвышенный смысл, чистоту и смертельную угрозу. Ощущения совпали с дальнейшими событиями и этот возвышенно-трагический мотив прослеживается во всем его дальнейшем творчестве. Тогда он отвечал жене:
"Получил твое письмо Луиза. В каждой строке чувствуется твое горе и волнение. Иначе и быть не может: даже если я не виноват перед народом, все же мой арест, мое пребывание в тюрьме для тебя тяжелы. Из-за того, что со мной случилось несчастье, ты переживаешь безмерно большие трудности. То, что ты в таком состоянии, меня очень огорчает, тяжело для меня... Ты, Лу, свою будущую жизнь устраивай так, как лучше будет тебе, не будь несчастной из-за меня. Выбирай путь, который поможет твоему артистическому делу. Короче, не жертвуй собой из-за меня. Какую бы ты не выбрала жизнь, все равно буду жить вами".
Судьба испытала на прочность чувства Туфана. Смерть Луизы, спасшей ему жизнь, несостоявшаяся желанная встреча - все это повлияло на творчество поэта и породило цикл стихов, общечеловеческий смысл и трагическая обостренность сделали их подлинно народным достоянием. "Они /я это точно знаю/ найдут в сердце народа самый теплый отклик", - писал Туфан. По словам поэта, эти стихи несут отпечаток того, что "моя жизнь и мои близкие были обречены на несчастье".
Любовная лирика Туфана напоминает диалог, интимный разговор двух близких людей. Лирический герой спрашивает и отвечает, хотя голоса другого нет в тексте. Но поэт, несмотря на разлуку, ощущает этот душевный контакт с любимой и для обозначения его в тексте использует природные образы, знаки истории, элементы народной песни.
В интонациях этого диалога послевоенных стихов Туфана живет надежда на возможную встречу и есть горечь продолжающейся разлуки. В 1951 году Туфан написал три таких произведения. В стихотворении "Облака плывут" /1951/ поэт обращается к дождю и облакам, плывущим на родную землю. Он хочет рассказать близким о своем состоянии, откликнуться на их переживания.
Интонация непроходяЩей разлуки дополняется мотивом близкой смерти:

Яланаяк килдем дөньяга-,
Шулай гына, бәлки, китәрмен ...
Зират бит ул сабантуй түгел,
Нигә анда киенеп китәргә?

Мотив смерти при всей его трагичности придает этим стихотворным строкам философский смысл. Эта тенденция к афористичности, к постановке крупных вопросов о жизни,о превратностях судьбы характерна для лирики Туфана.

Кемгә тидек? Кемне рәнҗеттек соң.?
Кем соң безне шулай каргады?
Сак белән Сок кебек моңаябыз,
Арабызда - Урал таулары... /1951/

Можно сопоставить эти стихи с трагическими интонациями и вопросами в письмах Туфана жене. "Ты же знала, что ...перед народом и родиной у меня нет никакой вины."
В другом стихотворении 1951 года "Не стихай, буря" Туфан обращается к традициям народной песни и образам фольклора. Стилизация переживаний с помощью приемов устного народного творчества это еще одно из плодотворных направлений Туфановской поэзии. Эпиграф в виде отрывка из народной песни / Хочу течь, хочу идти, но лебедь преграждает дорогу / предшествует строкам:

Сукма, дулкын, упма, упкын:
Кайтыйм ярым янына.. . II Аккош бүлә юлымны:
Юксындыр син, сизәдер кош
Юлым бушка булуны...

Тяжелое предчувствие на этот раз воплощено в образе лебедя. Этот образ Туфан использует и в другом стихотворении "На земле лежат два белых крыла" /1952/.

Көзге төндә аккош моңая...
Кемгәдер ул эндәшә бугай,
Төннәр буе моңаеп шулай.
Эндәшми тик һичбер кем аңа...

Чувство безысходности и обреченности, переполняющее душу поэта воплотилось в символическом образе лежащих на земле крыльев:

Ята кырда ике ак канат...II Алар күккә җилкенми инде:
Төлке тагын иснәнә җилне,
Мыегындагы каннарны ялап...

Еще одна особенность лирики Туфана прослеживается в этом стихотворении. При всей своей обобщенности символические образы сочетаются с конкретными вариантами их толкования. Незавершенные цепочки конкретных намеков делают обобщенный, философский образ более открытым и более живым, человечным. Например, смысловая пара: кровавая лиса - Освенцим... может быть дополнена и другими историческими знаками, принимая во внимание судьбу Туфана. А в смысловой ряд тоскующий лебедь - пропавшее дитя - убитая в Освенциме девочка... органично включается полный боли ответ лирического героя.

Йөрәгенең зәңгәр көзгесен-II Күзләрен мин аның юксынам,...
Күз алдында тора әле дә II Кичкәндәге моңсу күзләре, Йөзендәге...тамчы эзләре... II Оныта алмам, ахры, мәңгегә...

Мотив тоски по любимому человеку, воплотившийся в этих текстах, приобретает разные смысловые оттенки. Например, в стихотворении "Тебе" /1952/ появляется космическая тема мироздания, вечности.
Все сильнее звучит тема памяти, обостренная трагическими жизненными обстоятельствами. Поэт обращается к природе, истории, к прошлому и будущему. Окружающий мир побуждает лирического героя Туфана к размышлениям о жизни. Возникают самые разные ассоциаций, реальное начинает соединяться с пережитым, с неоднократно передуманным.

Үлә язып, янып юксына җан Нәрсәседер безнеңчә түгел Илемдәге якыннарымны... җире-суы, җиле-күгенең
җиде йөз ел буе чистартмаган Әрәмнәргә генә кичә минем Тарих сыман тынчу күленә... Бу төшләрдә үткән гомерем. Карыйсы да килми.

Предчувствия не обманули поэта.

- Куй, Туфан абый,
Буран күммәгән.. син киткән юлны... /1955/

Смерть Луизы в 1955 году изменила тональность стихотворений, их смысл. Разбитая надежда на встречу, временная разлука, ставшая вечной, потрясение, вызванное тяжким известием - все это отразилось в стихах Туфана тех лет. Этот трагический мотив не исчез и в дальнейшем творчестве поэта.
Стихи Туфана 1955 года полны скорби и отчаяния. Вот одно из них, написанное в форме монолога, напоминающего причитание, плач.

Китте дусым - иң дусым...унбиш ел
Көтте,түзде, бизмәде,-
Гомерләрен өзсәләр-дә II Өметләрен- өзмәде...
үлем көткән көнемдә дә II Йөрзгемдә ул иде...
Тормышта юлдаш идең, II Юлымда кулдаш идең...

Для передачи своих чувств Туфан использует стилизованные под фольклор фразы типа: он был моим цветком, мой пень это ночь; ты был в ночи светлой луной, днем солнцем; друзья мое сердце сгорело, опора упала.
В иной тональности, более сдержанно, с использованием образов природы, обозначающих чувства поэта, написаны стихи, посвященные жене: "Почему не откликается жаворонок"/1955/ и "Ромашки".Они больше напоминают диалог поэта с природой, окружающим миром, разделяющим горе поэта.

Әйткән идем тургайга:. Яз килгәндә хәбәр китер... Нигә дәшми? Ник-эндәшми? Ник сөйләшми бу тургай?. Әйтермен дә йөрәге ярылыр,
Егылып китәр..."-ди бугай,..

В стихотворении "Ромашки"/1956/ цветы выступают посредником, связывающим любящих и стремящихся утешить разбитое сердце.

Юк, ромашка, Минем йөрәкнең.
Януларын баса алмыйсың.,...
Алдыйсың ич мине, алдыйсың...
Аның кабере өстендә инде
Резедалар үсә ләбаса...

Цветы заняли особое место в жизни и в поэтической системе Туфана. Они были для. него символом вечной жизни, символом неугасающей и переживающей человеческой души. "Он очень любил цветы... сажал их с расчетом - когда отцветали одни, распускались другие. Он с ними разговаривал: вставал возле них на корточки и о чем-то шептал... Одной из последних просьб его на смертном одре была просьба сохранить его цветы".
Природа, ее законы и проявления придают переживаниям лирического героя особый элегический настрой. 'Но введение в этот смысловой контекст реальных фактов своей судьбы и истории вообще, дополняют эту светлую скорбь жесткой, суровой интонацией. В любовной лирике Туфана нередко звучат конкретные трагические мотивы, поэтому она может быть воспринята и как часть социально-исторической памяти поэта. -

Бирде дөнья кирәкне
Еламаска өйрәтте...
Кайсыгызның кулы җылы?-
Бәйлисе бар йөрәкне...

Поэтому с такой эмоциональной силой звучат скупые лаконичные строки:

- Кайт... - дип хатлар килделәр Һәм тагын килсәләр,
Юллар... озын иделәр... - Сау,-дип хәбәр бирсәләр,
Кайттым. Вулканнарга керер идем,
-Бусы алкалары, Шундадыр ул... дисәләр.
Бусы - кабере... – диделәр.

В стихах Туфана любовь это не только возвышенные и светлые переживания. Она живет в конкретных, зачастую трагических обстоятельствах, охватывает всю душу человека, причиняя ей немалую боль. Но поэт не может расстаться с этим чувством.
Стремление к искренности чувств предполагало показ всей правды, ее возвышенных, светлых и трагических, скорбных сторон. Поэтому закономерно, что Туфан включает любовь в социально-исторический фон. Правда чувств, логика переживаний объективно подводила поэтическую мысль Туфана к историческому анализу, к исследованию проблемы социального идеала личности и всего поколения.
Чистота и правдивость любовных переживаний в поэзии Туфана органически сочетается с социальным пафосом, ориентацией на честный анализ действительности.
В связи с этим художественный параллелизм любви и природы, стилизацию переживаний под традицию народной песни нельзя толковать лишь в оптимистическом плане. Потому что социальный фон постоянно проявляется через тревожные интонации, через элементы поэтики, те же образы природы, переосмысленные приемы фольклора, знаки истории. В этом аспекте рассмотрим, к примеру, явления природы.

"Җиләс җилләр II Исәләр дә исәләр
Читенмени: керсәләрдә, II Исән әле, дисәләр.
Кичке җилләр сер сөйлиләр II Миңа түгел, гөлләргә..."
"Көзләр килде, гөлләр шиңде,.. II Инде төшкә керәсең..."
"Уйчан гөлләр II Бер-беренә хәбәр биргәндәй:
Кеше булсак әгәр, II Без дә шулай II Сыкрар идек бәлки..." –дигәндәй"
"Ак гөлләргә тутлар төшә II Сары сагышларымнан".

Но те же художественные приемы в лирике Туфана могут нести совсем другую смысловую нагрузку. Поэтому, рассматривая не отдельные стихи Туфана, а его творчество в целом, можно сказать, что трагические мотивы как одна из тенденции его поэзии обогащают его поэтическую мысль.
Трагические интонации при всей их значимости и глубине не могут убить живую душу поэта, повергнуть его в тотальный пессимизм и уныние. Скорее как закономерность следует рассматривать факт, что духовно сильная личность в трагических обстоятельствах становится еще более закаленной. "Человек, приговоренный к смерти - даже если это его судьба - не может плакать, его душа уже превратилась в металл, который не плавится уже ни при какой температуре. Плач, вообще истерика...не типичны и встречаются у мелких душ, трусов."
Психологическое состояние такой личности гораздо тяжелее и сложнее, чем у человека, живущего в обыденных обстоятельствах и ничего не терявшего. Но именно этот тяжелый пресс вызывает в подлинно человечной душе огромный заряд оптимизма, жизненных сил, помогающих ему не только выстоять, но и творить, открывать красоту и величие жизни. Этот оптимистический заряд, воспринимаемый в единстве с трагическими мотивами и делает творчество поэта действительно значимым.
"Да, их любовь завершилась горькой трагедией, - пишет М.Гаинетдинов в статье "Жена поэта",- на заре ожидаемой встречи, в 1955 году Луиза Салиаскарова умерла. В нашем народе есть традиция создавать байты на трагические события. Хасан-ага стихами, написанными с обжигающими чувствами, своего рода бессмертными байтами, способными жить самостоятельно в народной душе, отразил эту трагедию в нашей литературе... строфы многих произведений чистыми чувствами, через героический образ осветляют эти трагические события".
Поэтому любовь в стихах Туфана не замкнутое на одном переживании, а открытое, сложное чувство, распространяющее свою радость и свою боль на весь мир. Туфан переносит это состояние на такие категории, как вечность, материя, включает любовь в большой философско-нравственный контекст.

"Төшкә кереп, искә төшеп II үзәгемне өзэсең..
Аена түзәм, елына түзәм, II Мәңгесенә - нишләрем?..."
"Ай кояштан нурлар ала.
Ә син кайдан аласың?"
"Син әгәр Венерада, II Марста түгел икән,
Без әгәp бер кичәдә II Бу җирдә бергә икән,-
Мәңгедән бирле, димәк. II Сәбәпләр дәвам итә.
Һәм алар миңа бүген II Сине дус итеп китә."

У Туфана задушевный лиризм соединяется с философским осмыслением жизни, "Философская лирика X.Туфана по своей внутренней эмоционально-смысловой тональности сложна, ей свойственна масштабность поэтической мысли. Диапазон мышления поэта необычайно широк: на несколько лет, на века, а жизнь вселенной занимает его воображение... Философская глубина, конкретность и одновременно условность придают стихам X.Туфана неожиданное своеобразие, неповторимую прелесть и образность".
Философская лирика Туфана неразрывно связана с понятием "говорящая материя". Стихотворение с одновременным названием было написано Туфаном в 1956 году. Говорящая материя в стихах Туфана-это не просто емкая метафора,а особый взгляд поэта на мир, цельная система, включающая в себя философские, нравственные, социальные категории, общечеловеческие понятия любви, красоты и доброты. С помощью этой системы ценностей поэт пытается обьяснить природу, историю и человека.
"Х.Туфан... стремится охватить многообразные формы "говорящей материи" в единую философско-поэтическую концепцию жизни". Можно проанализировать эту концепцию в плане того, как взаимодействуют философско-нравственная и социально-историческая память в творчестве Туфана. Это взаимодействие не отвергает, а предполагает трагические коллизии. Конкретный человек с его личными переживаниями, зависящими от окружающей социальной среды, и одновременно размышляющий о вечных вопросах бытия, органично входит в поэтическую систему Туфана.
Более того, богатый внутренний мир человека, его эмоциональная чуткость позволяют слить в единое художественное целое философские и общечеловеческие категории с конкретными формами социально-исторической памяти: историей и социальные идеалом. Исторический процесс, оцениваемый с позиции социалистического идеала становится равноправным компонентом обширного философско - нравственного контекста.
Этот контекст, составляющий основу поэтической системы Туфана, помогает более ясно понять то, чему он противостоял в своем творчестве и в жизни. В стихах поэта его жизнеутверждающая позиция сталкивается со своей антитезой. Это то социальное насилие, в схватке с которым Туфан сумел выжить. Портрет этого живучего зла можно воссоздать из знаков истории, представляющих в тексте социально-историческую память. Но в стихах Туфана социальное насилие не ограничивается только сферой истории. Оно вторгается и в природу, в душу человека, порождает определенный взгляд на мир, стиль жизни. Туфан показал, что это достаточно сильное социально-мировоззренческое явление, поражающее сознание и чувства человека, диктующее свои нормы красоты и морали.
Формы его существования разнообразны. И гражданская позиция Туфана с равной эмоциональной силой проявляются по отношению к политическим преступления», к любым случаям подавления человека, его души, поругания красоты и природы.
Каждый элемент поэтического мира Туфана участвует в этом противостоянии. Данное социальное зло многолико. В стихах Туфяна представлены многие его формы: фашизм, империализм, колонизаторы, сталинизм, который так круто повлиял на судьбу Туфана. Поэт дал всесторонний художественный анализ социального насилия и показал его альтернативу в виде своей поэтической концепции жизни. Указанный конфликт насилия и жизнеутверждения проявляется в художественно-стилевых особенностях, составляющих мотивы трагического в творчестве Туфана. В частности, это проявляется в любовной лирике. Как уже было показано выше, любовные переживания не являются сугубо личным делом. Чувства лирического героя всецело зависят от процесса столкновения ценностей, происходящего в окружающем поэта мире.
В стихах Туфана воплотились трагические моменты истории советского общества, ленинского идеала, подавляемого сталинизмом. В более широком плане, это трагический конфликт общечеловеческих гуманистических ценностей и бездуховности различных форм социального насилия.

Все материалы сайта доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International