Стихи Мусы Джалиля

МОИ ПЕСНИ

Песни, в душе я взрастил ваши всходы, 
Ныне в отчизне цветите в тепле. 
Сколько дано вам огня и свободы, 
Столько дано вам прожить на земле! 

Вам я поверил свое вдохновенье,
Жаркие чувства и слез чистоту. 
Если умрете - умру я в забвенье, 
Будете жить - с вами жизнь обрету. 

В песне зажег я огонь, исполняя 
Сердца приказ и народа приказ. 
Друга лелеяла песня простая. 
Песня - врага побеждала не раз. 

Низкие радости, мелкое счастье 
Я отвергаю, над ними смеюсь. 
Песня исполнена правды и страсти - 
Тем, для чего я живу и борюсь. 

Сердце с последним дыханием жизни 
Выполнит твердую клятву свою: 
Песни всегда посвящал я отчизне, 
Ныне отчизне я жизнь отдаю. 

Пел я, весеннюю свежесть почуя, 
Пел я, вступая за родину в бой. 
Вот и последнюю песню пишу я, 
Видя топор палача над собой. 

Песня меня научила свободе, 
Песня борцом умереть мне велит.
Жизнь моя песней звенела в народе, 
Смерть моя песней борьбы прозвучит! 
26 ноября 1943 


Джалиль М. Моабитские тетради.- Факс. изд.- Казань: Татар. кн. изд-во, 2000.- 216с.- на татар. и рус. яз.


ЕСЛИ НЕТ ТЕБЯ...

Пусть неистово ликуют
соловьи в саду весной 
Мир мне кажется унылым,
если нет тебя со мной!

Пусть шумят леса и травы,
буйно яблоня цветет,
Если нет моей любимой -
горек самый сладкий плод!

Пусть летают и резвятся
бабочки среди полей - 
Грустно, если нет красивой,
легкой бабочки моей!

Даже ангелы и пери
для меня толпа теней - 
Если нет со мной прекрасной
и единственной моей!
1920

АМИНЕ

Полно, умница моя, перестань. 
Пустяками чистых чувств не мути. 
Разве точат на попутчика нож? 
А ведь нам с тобой идти да идти!

Если предан я тебе всей душой,
Буду верен до последнего дня. 
Мне и горько и досадно, что ты 
Недоверчиво глядишь на меня.

Раз не знаю я вины за собой, 
Подсудимого обидна скамья. 
Обвинения твои - пустяки, 
Дорогой ты мой неправый судья!
1937

КРАСНАЯ РОМАШКА

Луч поляну осветил 
И ромашки разбудил: 
Улыбнулись, потянулись,
Меж собой переглянулись.

Ветерок их приласкал, 
Лепестки заколыхал,
Их заря умыла чистой 
Свежею росой душистой.

Так качаются они,
Наслаждаются они.
Вдруг ромашки встрепенулись,
Все к подружке повернулись.

Эта девочка была 
Не как все цветы бела: 
Все ромашки, как ромашки,
Носят белые рубашки.

Все - как снег, она одна, 
Словно кровь, была красна. 
Вся поляна к ней теснилась: 
- Почему ты изменилась?

- Где взяла ты этот цвет? - 
А подружка им в ответ:
- Вот какое вышло дело. 
Ночью битва здесь кипела,

И плечо в плечо со мной
Тут лежал боец-герой. 
Он с врагами стал сражаться,
Он один, а их пятнадцать.

Он их бил, не отступил,
Только утром ранен был.
Кровь из раны заструилась, 
Я в крови его умылась.

Он ушел, его здесь нет - 
Мне одной встречать рассвет.
И теперь, по нем горюя, 
Как Чулпан-звезда горю я. 
Июль 1942

Муса Джалиль . Избранное : стихи/ пер. с татар. , сост. и авт. вступ. ст. Р. Мустафин . - Казань : Татар. кн. изд-во, 1973 . - 352 с. 

Муса Джалиль . Избранное . - М. : Прогресс , 1981 . - 206 с. - Текст парал. англ., рус. 

ПЕСНЯ ДЕВУШКИ

Милый мой, радость жизни моей, 
За Отчизну уходит в поход. 
Милый мой, солнце жизни моей, 
Сердце друга с собой унесет.

Я расстанусь с любимым моим, 
Нелегко провожать на войну. 
Пусть бои он пройдет невредим 
И в родную придет сторону.

Весть о том, что и жду, и люблю, 
Я джигиту пошлю своему. 
Весть о том, что я жду и люблю, 
Всех подарков дороже ему.
Июнь 1942

ПРОСТИ, РОДИНА!

Прости меня, Родина, чье святое 
Имя не раз повторял я в бою, 
Прости за то, что с последним вздохом 
Не отдал я жизнь во славу твою.

О нет, я тебя ни на миг не предал 
Во имя пылинки -жизни моей. 
Волхов - свидетель: священной присяге 
Я верен был до последних дней.

Не трусил я, видя, как рвутся бомбы, 
Как сыплются пули свинцовым дождем, 
Не дрогнул душой, когда кровь и трупы 
Только и были видны кругом.

Хоть сзади и спереди, слева и справа 
Отрезан был путь, хоть пылала грудь, 
Облитая кровью, - не лил я слезы, 
Ослаб, но душой не слабел ничуть.

Тень смерти костлявой, неотвратимой 
Ко мне приближалась, - и думал я: 
<Бери меня, смерть! В ненавистном 
рабстве 
Пускай не окончится жизнь моя!..>

Не я ли писал моей спутнице жизни: 
<Не бойся, родная, мне цель ясна,- 
Пусть крови последняя капля прольется, 
На клятве моей не будет пятна!>

Не я ли пламенными стихами
В кровавом бою возглашал: <Клянусь,
Увижу смерть - с презреньем и гневом 
В лицо ей в последний миг улыбнусь!>

Писал я: <Любовь твоя, о подруга, 
Поможет в муках предсмертных мне, -
Как верен я был и тебе, и Отчизне, 
Я кровью своей напишу на земле!>

Писал я: <Отдам свою жизнь в сраженье 
И только тогда спокойно усну...> 
Поверь мне, Отчизна: горящим сердцем 
Твердил я клятву эту одну!

Но зло надо мною судьба посмеялась, 
И смерть меня не коснулась, нет... 
Что мог я поделать, если нежданно 
В последний миг отказал пистолет?

Себя скорпион беспощадно жалит, 
Увидев, что он окружен огнем, 
Орел умирает, с утеса бросаясь, 
А я разве не был таким орлом?

Да, Родина, верь: был орлом я смелым, 
И чтоб не попасться во вражью сеть, 
Хотел я расправить гордые крылья, 
С утеса броситься - и умереть.

Хотел, но не смог... От последнего слова 
Решил отказаться друг-пистолет... 
А враг мне сковал ослабелые руки, 
Погнал по дороге жестоких бед.

Теперь я в неволе... Каждое утро 
Гляжу на восток, где заря взошла, 
И пламя мщенья стихами рвется 
Из сердца израненного орла.

Восток - словно знамя в руках друзей - 
Огнем по утрам небеса багрит...
О если б, друзья дорогие, вы знали: 
Не болью пробитой груди, не печалью, 
А яростью пленное сердце горит!

Одна лишь надежда: бежать поможет 
Мне черная августовская ночь. 
Священный гнев и любовь к Отчизне 
Разрушить неволю должны помочь!

Одна лишь надежда, друзья, что скоро 
Опять я примкну к рядам боевым 
Израненным, но не смирившимся
в рабстве, 
Ничем не запятнанным сердцем моим.
Июль 1942

ВОЛЯ

И в час, когда мне сон глаза смыкает, 
И в час, когда зовет меня восход, 
Мне кажется, чего-то не хватает, 
Чего-то остро мне недостает.

Есть руки, ноги - все как будто цело, 
Есть у меня и тело и душа. 
И только нет свободы! Вот в чем дело! 
Мне тяжко жить, неволею дыша.

Когда в темнице речь твоя немеет, 
Нет жизни в теле - отняли ее, 
Какое там значение имеет 
Небытие твое иль бытие?

Что мне с того, что не без ног я вроде: 
Они - что есть, что нету у меня, 
Ведь не ступить мне шагу на свободу, 
Раскованными песнями звеня.

Я вырос без родителей, и все же 
Не чувствовал себя я сиротой. 
Но то, что было для меня дороже, 
Я потерял: Отчизну, край родной!

В стране врагов я раб тут, я невольник, 
Без родины, без воли - сирота. 
Но для врагов я все равно - крамольник, 
И жизнь моя в бетоне заперта.

Моя свобода, воля золотая, 
Ты птицей улетела навсегда.
Взяла б меня с собою, улетая, 
Зачем я сразу не погиб тогда?

Не передать, не высказать всей боли, 
Свобода невозвратная моя. 
Я разве знал на воле цену воле! 
Узнал в неволе цену воли я!

Но коль судьба разрушит эти своды
И здесь найдет меня еще в живых, -
Святой борьбе за волю, за свободу
Я посвящу остаток дней своих.
Июль 1942

РАССТАВАНЬЕ

Как трудно, трудно расставаться, зная,
Что никогда не встретишь друга вновь.
А у тебя всего-то и богатства -
Одна лишь эта дружба да любовь!
Когда душа с душой настолько слиты,
Что раздели их - и они умрут,
Когда существование земное
В разлуке с другом - непосильный труд,-
Вдруг от тебя навек уносит друга
Судьбы неумолимая гроза.
В последний раз к губам прижались губы,
И жжет лицо последняя слеза...
Как много было у меня когда-то
Товарищей любимых и друзей!
Теперь я одинок... Но все их слезы
Не высыхают на щеке моей.
Какие бури ждут меня, - не знаю,
Пускай мне кожу высушат года,
Но едкий след слезы последней друга
На ней я буду чувствовать всегда.
Немало горя я узнал на свете,
Уже давно я выплакал глаза,
Но у меня б нашлась слеза для друга,-
Свидания счастливая слеза.
Не дни, не месяцы, а годы горя
Лежат горою на моей груди...
Судьба, так мало у тебя прошу я:
Меня ты счастьем встречи награди!
Октябрь 1942

ДРУГУ 
А.А.* 

Не огорчайся, друг, что рано умираем,-
Мы жизнью купленной не согласились жить. 
Иль не по-своему мы наши дни прожили 
И не по-своему хотим их завершить?

И разве мерится длина прожитой жизни 
Приходом старости, числом ушедших лет? 
Быть может, эта смерть, нависшая над нами, 
Подарит нам бессмертья вечный свет?

Поклялся я, что жизнь в бою не пожалею, 
Чтоб защитить народ, чтоб Родину спасти, 
И разве ты, мой друг, имея сотню жизней, 
Их все не отдал бы на этом же пути?

Как сердцу радостно при каждой новой вести, 
Что продолжаем мы врагов на фронте бить, 
И сколько силы в том, чтоб даже на чужбине 
Одними чувствами с родным народом жить!

А если злую смерть я подкупить сумею 
И шкуру сберегу, но стану подлецом, 
Проклятым каином Отчизна-мать с презреньем 
Пусть назовет меня -и плюнет мне в лицо.

Не стану никогда желать такого <счастья>, 
Всем сердцем чувствую: страшнее нет беды. 
Что стоит человек, отвергнутый Отчизной? 
Ему на всей земле нет и глотка воды!

Нет, не печалься, друг, что гибнут наши
жизни,
Пред жизнью Родины лишь искорки они, 
И пусть погаснем мы, от гордой смерти нашей 
Ее грядущие светлее станут дни.

Любовь к родной стране, и мужество,
и верность
Геройской гибелью мы доказать должны, - 
Скажи, не этими ли чувствами святыми 
Мы с юности сильны, мы до сих пор полны?

Пусть оборвется жизнь, не думай, что
бесследно
Угаснут наши дни, достойно гибель встреть, 
Чтоб, услыхав про нас, сказали молодые: 
Так надо жить, так надо умереть!
Октябрь 1943

* А. А. -татарский писатель Абдулла Алиш, вместе с которым, находясь в тюрьме, Муса Джалиль боролся в подполье.
Все материалы сайта доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International